Кто из русских князей первым принял христианство

Исторические узы: как московские князья породнились с потомками Чингисхана

Кто из русских князей первым принял христианство

700 лет назад великий князь Московский Юрий Данилович взял в жёны сестру хана Золотой Орды Узбека, праправнучку хана Батыя. Так русские князья впервые породнились с потомками Чингисхана. Впоследствии немало чингисидов служили русским царям, сыграв заметную роль в истории Московского государства. Об этом говорится в недавно опубликованном исследовании Института истории Российской академии наук. О подданных российских монархов с монгольскими корнями — в материале RT.

Первым из чингисидов на Русь ещё в конце XIII века переселился один из «ордынских царевичей» Даир Кайдагул, правнук создателя монгольской империи. В конце 1250-х годов архиепископа Ростовского Кирилла вызвали к хану Берке, правителю Золотой Орды, чтобы вылечить его заболевшего сына.

Кайдагул заинтересовался рассказами архиепископа Кирилла о чудесах, свершающихся у мощей святителя Леонтия Ростовского. Царевич отправился в Ростов, где навсегда и остался. Здесь правнук Чингисхана принял крещение и получил имя Пётр, женился на русской боярыне, а после смерти супруги принял монашеский постриг, основав на берегу озера Неро православный монастырь. Так монгольский завоеватель стал Петром Ордынским. Спустя два века его причислили к лику святых.

  • Справа на фреске Архангельского собора — «Сон ордынского царевича Петра»
  • archangel-cathedral.kreml.ru/virtual-tour

Не были редкостью и браки русских князей с монгольскими ханшами. В 1317 году Великий князь Московский Юрий Данилович — внук Александра Невского и старший брат Ивана Калиты — женился на Кончаке, сестре золотоордынского хана Узбека и праправнучке хана Батыя.

Так московские князья впервые породнились с потомками Чингисхана. В Москве «ордынская царевна» приняла православие и получила имя Агафья.

Многие историки считают, что знаменитая шапка Мономаха была свадебным подарком московскому князю и Агафье от золотоордынского хана.

  • Шапка Мономаха
  • РИА Новости

Право на престол

Простиравшаяся некогда от Вьетнама до Венгрии империя потомков Чингисхана была крупнейшим и могущественнейшим государством Средневековья.

Даже после её распада потомки великого завоевателя на протяжении веков являлись единственными «легитимными» правителями Евразии.

Так, знаменитый Тамерлан, покоривший всю Центральную Азию, не будучи по крови чингисидом, официально считался всего лишь эмиром (военным министром) при нескольких сменявших друг друга потомках Чингисхана, числившихся верховными ханами.

Иван Грозный, став первым русским царём, считал равными себе «татарских царевичей». Достаточно вспомнить историю Симеона Бекбулатовича (до крещения — хана Саин-Булата), которого Грозный «посадил царём на Москве». И хотя это была всего лишь политическая комбинация, но в качестве легитимного «заместителя» монарха на Руси тогда мог быть воспринят исключительно потомок Чингисхана.

  • Портрет Ивана Грозного
  • Wikimedia

Когда прервалась династия Рюриковичей, то Борис Годунов, претендуя на русский престол, вынужден был придумывать себе происхождение «от татарского князя Чета», якобы потомка Чингисхана. При этом, став царём, Годунов ревностно следил за настоящими чингисидами и даже запрещал жениться детям Симеона Бекбулатовича, чтобы не образовалась более легитимная династия.

На службе у русского царя

Многие потомки Чингисхана переселились на Русь ещё задолго до свержения татарского ига и начала междоусобиц в Золотой Орде.

Также по теме

Тест RT: Татаро-монгольское иго

20 ноября 536 лет назад завершилось Стояние на реке Угре — событие, положившее конец многолетней оккупации Руси Золотой Ордой.

«Статус любого чингисида в то время был значительно выше Рюриковичей, — рассказал в беседе с RT доктор исторических наук Андрей Беляков, автор исследования «Чингисиды в Московском государстве XV—XVII веков». — Каждый из царевичей по своему положению находился выше великого князя. Ситуация изменилась, когда в Москве стали осознавать свою силу».

Беляков подсчитал, что на Руси в ту эпоху жили как минимум 223 потомка Чингисхана — «ордынские», «казанские», «астраханские», «сибирские» и прочие «царевичи». Со временем они превратились просто в привилегированных слуг российского монарха, хотя официальные документы ещё долго подчёркивали «братство» Рюриковичей и чингисидов.

Москва активно использовала имидж потомков «потрясателя вселенной» как непобедимых воинов. «Царевичи» из рода Чингисхана часто становились полководцами или номинальными предводителями московских войск.

«А со царём и великим князем да царь Семион, да царевич Ибак, да царевич Тахтамыш, царевич Бекбулат, царевич Кайбула, мырзы нагайские, Тахтар мурза с товарищи», — так описывает русский документ XVI века крупнейшую операцию Ливонской войны — выступление Ивана Грозного в 1563 году в поход на Полоцк.

Когда в 1613 году Россия попыталась вернуть Смоленск, потерянный в годы Смуты, то в русском войске сражались с поляками шесть «сибирских царевичей» — прямых потомков хана Кучума — чингисида, который за четверть века до того сумел победить Ермака. Когда же в 1618 году под стены Москвы явилось большое польское войско, то при защите российской столицы особенно отличился «касимовский царь Арслан», внук Кучума.

Родовитое дворянство

Более двух веков в составе Московской Руси на территории современных Рязанской и Тамбовской областей существовала особая автономия — так называемое Касимовское царство, где правили исповедовавшие ислам потомки Чингисхана. Касимовские «казаки» — татары и их монархи — касимовские «цари» и «царевичи» участвовали во всех войнах, которые вела в то время Московская Русь.

Но в XVIII веке Касимовское царство преобразовали в Касимовский уезд Рязанской губернии. По итогам реформ Петра I все «царевичи», ведущие своё происхождение от Чингисхана, превратились в обычное, хотя и родовитое дворянство, при том что формально они могли считаться куда более именитыми и знатными, чем правящая династия Романовых.

«Определённая недосказанность с их статусом постоянно витала в воздухе, — поясняет Беляков. — Данную неопределённость понимали и сами «царевичи» — чингисиды. Трудно судить, насколько их устраивала подобная ситуация. Возможно, им оставалось только мечтать о тех временах, когда от звуков имени их далёкого предка содрогались целые народы».

Источник: https://russian.rt.com/science/article/455481-moskva-knyzya-chingishan-potomki

Принятие христианства на Руси

Кто из русских князей первым принял христианство
Хронология

  • 988 г. Принятие Русью христианства
  • 1036 — 1054 гг. Княжение Ярослава Мудрого. Составление первых статей “Русской Правды”
  • 1147 г. Первое упоминание о Москве в летописи
  • Новая вера объединила духовно 5 этносов — славян, финно-угров, тюрок, балтов, кавказские народности, а также несколько экономических укладов, образов жизни — земледельческо-оседлый (славяне), скотоводческо-кочевой (тюрки), бродячий (охотники — финно-угры).
  • Через Византию Русь вошла в мировую историю, приобщилась к христианской цивилизации, приобрела высокий статус в сообществе государств Восточной Европы.
  • Христианство способствовало культурному развитию страны: из Византии на Русь пришли книжность, письменность, иконопись, архитектура.
  • Христианство способствовало смягчению языческих нравов.
  • Новая вера оказала решающее влияние на формирование черт национального характера.

Заметный шаг вперед в своем развитии сделало молодое русское государство в период княжения Владимира Святославовича (980 — 1015 гг.). Особенно важное значение имела его религиозная реформа — принятие христианства в 988 г.

Древние русичи были язычниками, поклонялись множеству богов (бог неба — Сварог, бог Солнца — Дажбог, бог грома и молний — Перун и т.д). Христианство было уже известно на Руси и до крещения Владимира. Как пишет Н. М. Карамзин в “Истории государства Российского”, княгиня Ольга в 955 г. “пленясь христианским учением отправилась креститься в Констатинополь. Патриарх был ее наставником и крестителем, а император Константин Багрянородный восприемником от купели”.

“Возвратившись в Киев, она старалась просветить сына князя Святослава, но получила ответ: “Могу ли один принять новый закон, чтобы дружина не смеялась надо мной?”

Сын Святослава великий князь Владимир, занявший киевский престол в 980 г., уже в первые годы своего правления осознавал необходимость принятия единой государственной религии.

Однако будущий креститель Руси начинал свой путь убежденным язычником, и прошло немало времени, пока изменились его взгляды.

“Он стал изыскивать истинную веру, беседовал с греками, магометанами и католиками об их вероисповеданиях, отправил десять разумных мужей в различные страны для собрания известий о богослужении и, наконец, по примеру бабки своей Ольги и по совету бояр и старцев стал христианином” (Н.М. Карамзин).

Дело крещения Руси облегчалось внешними обстоятельствами. Византийскую империю сотрясали удары мятежников — Варды Склира и Варды Фоки. В этих условиях императоры-братья Василий Болгаробойца и Константин обратились за помощью к Владимиру. В награду за военную помощь Владимир просил руки сестры императоров Анны.

Императоры не выполнили своего обязательства — отдать за Владимира свою сестру Анну. Тогда Владимир осадил Корсунь и принудил византийскую царевну выйти замуж в обмен на крещение “варвара”, которого давно привлекала греческая вера. “Воротясь в столицу, Владимир приказал истреблять кумиров и истуканов, а народ был крещен в Днепре”. (Н.М. Карамзин).

Распространение христианства зачастую встречало сопротивление населения, почитавшего своих языческих богов. Христианство утверждалось медленно. На окраинных землях Киевской Руси оно установилось намного позднее, чем в Киеве и Новгороде. Как отмечал известный историк феодализма С.В. Бахрушин, христианизация растянулась на ряд десятилетий.

Принятие христианства на Руси в православной традиции — процесс закономерный и объективный, связанный с развитием феодальных отношений, приобщением к европейской цивилизации, формированием и развитием национальной русской культуры через византийскую и античную культуру.

Во главе церкви стоял Киевский митрополит, который назначался из Константинополя или самим киевским князем с последующим избранием собором епископов. В крупных городах Руси всеми практическими делами церкви ведали епископы.

Митрополит и епископы владели землями, селами, городами. Князья на содержание храмов отдавали почти десятую долю собираемых в казну средств.

Кроме того, церковь имела свой суд и законодательство, которое давало право вмешиваться практически во все стороны жизни прихожан.

Христианство способствовало ускорению развития феодального способа производства в Древней Руси. Церковные учреждения наряду с князьями имели крупную земельную собственность. Прогрессивная сторона деятельности христианской церкви заключалась в ее стремлении ликвидировать элементы рабского труда.

Христианство сыграло большую роль в идеологическом обосновании и тем самым в укреплении власти киевских князей. Церковь присваивает киевскому князю все атрибуты христианских императоров. На многих монетах, отчеканенных по греческим образцам, князья изображаются в византийском императорском уборе.

Переход в христианство имел объективно большое и прогрессивное значение. Укрепилось единство славян, ускорилось отмирание пережитков брачного права.

Крещение оказало влияние и на культурную жизнь Руси, на развитие техники, ремесел и т.д. Из Византии Киевская Русь заимствовала первые опыты чеканки монет. Заметное влияние крещения отразилось и в художественной области. Греческие художники создавали в новообращенной стране шедевры, сравнимые с лучшими образцами византийского искусства. Например, Софийский собор в Киеве, построенный Ярославом в 1037.

Из Византии в Киев проникла живопись на досках, появились и образцы греческой скульптуры. Заметный крещение оставило и в области просвещения, книгоиздательского дела. Славянская азбука получила распространение на Руси в начале X в. Как записано в летописи: “Дивно же есть се, колико добра створил Русьстей земли, крестив ю”.

Киевская Русь при Ярославе Мудром

Наивысшего могущества достигла Киевская Русь при Ярославе Мудром (1036-1054гг.). Киев превратился в один из крупнейших городов Европы, соперничавший с Константинополем. В городе было около 400 церквей и 8 рынков. По преданию, в 1037 г. на месте, где Ярослав годом ранее разбил печенегов, был возведен Софийский собор — храм, посвященный мудрости, божественному разуму, правящему миром.

Составление “Русской Правды” связано тоже с именем Ярослава Мудрого. Это сложный юридический памятник, опиравшийся на нормы обычного права (неписаных правил, сложившихся в результате неоднократного, традиционного их применения) и на прежнее законодательство. Для того времени важнейшим признаком силы документа были узаконенный прецедент и ссылка на древность.

В Русской правде нашли свое отражение особенности социально-экономического стороя Руси. Документ определял штрафы за различные преступления против личности, охватывал каждого жителя государства, от княжеского дружинника до смерда и холопа, ярко отражая степень несвободы. определявшуюся его экономическим положением. Хотя “Русская Правда” приписывается Ярославу Мудрому, многие ее статьи и разделы были приняты позже, уже после его смерти.

Ярославу принадлежит только первые 17 статей “Русской Правды” (“Древнейшая Правда” или “Правда Ярослава”).

“Русская правда” — свод древнерусского феодального права. Этот документ охватывал каждого жителя государства от княжеского дружинника до холопа, ярко отражая степень несвободы крестьянина, определявшуюся его экономическим положением

Феодальная раздробленность

После смерти Ярослава Мудрого в развитии государства усиливаются центробежные тенденции, начинается один из сложнейших периодов истории древней Руси — период феодальной раздробленности, растянувшийся на несколько веков. Характеристика этого периода историками неоднозначна: от оценки периода как прогрессивного явления до диаметрально противоположной оценки.

Процесс феодальной раздробленности на Руси был обусловлен укреплением власти крупнейших феодалов на местах и зарождением местных административных центров. Теперь князья боролись не за захват власти во всей стране, а за расширение границ своего княжества за счет соседей. Они уже не стремились менять свои княжения на более богатые, а, прежде всего, заботились об их укреплении, расширяя вотчинное хозяйство за счет захвата земель более мелких феодалов и смердов.

В вотчинном хозяйстве крупных феодалов-князей производилось все для них необходимое. Это, с одной стороны, укрепляло их суверенитет, а с другой — ослабляло власть великого князя. Великий князь уже не имел ни сил, ни власти, достаточных для того, чтобы предотвратить, или хотя бы остановить политический распад единого государства.

Ослабление центральной власти привело к тому, что когда-то могущественная Киевская Русь распалась на ряд суверенных княжеств, ставших со временем вполне сложившимися государствами.

Их князья имели все права суверенного государя: они решали с боярами вопросы внутреннего устройства, объявляли войны, подписывали мир и заключали любые союзы.

Период феодальной раздробленности охватывает в целом XII-XV вв. Количество самостоятельных княжеств не было устойчивым из-за семейных разделов и объединения некоторых из них. В середине XII в. насчитывалось 15 крупных и мелких удельных княжеств, накануне ордынского нашествия на Русь (1237-1240 гг.) — около 50, а в XIV в., когда уже начался процесс феодальной консолидации, число их приближалось к 250.

В конце XII — начале XIII в. на Руси определилось три основных политических центра, каждый из которых оказывал решающее влияние на политическую жизнь в соседних с ними землях и княжествах: на Северо-Востоке — Владимиро-Суздальское княжество; на Юге и Юго-Западе — Галицко-Волынское княжество; на Северо-Западе — Новгородская феодальная республика.

Внешняя политика (IX — XII вв.)

На рубеже IX — X вв. началось планомерное наступление русских дружин на Хазарию. В результате этих войн русскими войсками Святослава в середине 60-х гг. Х в. были разгромлены хазары, после чего нижний Дон с прилегающими районами был колонизирован славянскими поселенцами. Город Тьмутаракань на Керченском полуострове стал форпостом Руси на Черном море и крупным по тем временам морским портом.

В конце IX и в Х вв. русские войска совершили ряд походов на побережье Каспийского моря и в степи Кавказа. Важное значение имело в этот период отношение Руси с Византией, особенно торговые отношения. Торговые отношения между ними нарушались военными столкновениями. Русские князья старались укрепиться в Причерноморье и в Крыму.

Там уже было к тому времени построено несколько русских городов. Византия же стремилась ограничить сферу влияния Руси в Причерноморье. В этих целях она использовала в борьбе с Русью воинственных кочевников и христианскую церковь.

Это обстоятельство осложняло отношения между Русью и Византией, их частые столкновения приносила попеременный успех то одной, то другой стороне.

В 906 г. князь Олег с многочисленным войском отправился в Византию, “устрашенные греки просили мира. В честь победы Олег прибил щит к вратам Царьграда. По возвращении в Киев, народ, дивясь его храбрости, уму и богатству, прозвал Вещим” (И.М. Карамзин).

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Что такое монашеский обет

Постоянную борьбу в этот период истории Древней Руси приходилось вести с кочевниками. Владимиру удалось наладить оборону против печенегов, но, тем не менее, их набеги продолжались. В 1036 г. печенеги осадили Киев, но в конечном итоге потерпели поражение, от которого они так и не смогли оправиться, их вытеснили из черноморских степей другие кочевники — половцы.

Под их властью оказалась огромная территория, которую называли Половецкой степью. Вторая половина XI — XII вв. — время борьбы Руси с половецкой опасностью.

К этому времени Древнерусское государство становится одним из крупнейших европейских держав, имевших тесные политические, экономические и культурные отношения со многими странами и народами Европы и Азии.

Источник: http://www.grandars.ru/shkola/istoriya-rossii/kreshchenie-rusi.html

Вклад первых правителей в христианизацию Руси

Кто из русских князей первым принял христианство

Более чем тысячелетняя история Российского государства неразрывно увязана с христианством. Момент крещения основного населения Древней Руси относят к 988 году и связывают с именем Великого князя Киевского Владимира.

Однако достоверно известно, что Христианство проникло на Русь задолго до этого события. Существует предание о том, что первым христианином прошедшим Русь от устья Днепра и до острова Валаам был сам апостол Андрей.

Остановившись у Киевской кручи, он установил деревянный крест и возвестил о том, что здесь воссияет истинная вера во Христа.

Тогда в землях восточных славян прочные позиции занимал родоплеменной строй с крепкими языческими устоями. Христианские проповедники и миссионеры могли склонить к принятию христианства отдельных купцов, воинов и обывателей, но не находили понимания в среде старейшин.

Их власть строилась на том, что они указывали своим родам что делать, отправляя религиозные обряды и принося жертвы. С разрушением родоплеменных отношений стали слабеть и позиции языческой религиозной системы. Право власти переходило к князьям, которые в первую очередь уже опирались на силу своих дружин.

Религия оставалась немаловажным фактором, но в условиях формирования государства требовало иной интерпретации.

Первый правитель Руси Рюрик и Христианство

Принято считать, что приход на Русь князя Рюрика на Русь является началом Русской государственности. Легендарная личность первого правителя Руси окутана тайнами, поэтому определить его отношение к христианству весьма затруднительно.

 Есть свидетельства, увязанные с Ксантенскими анналами, что в 826 г. некий Рюрик (сын датского конунга) был крещен при участии короля франков Людовика Благочестивого. Был ли это Рюрик Новгородский (варяжский)? Точно сказать нельзя.

Как нельзя утверждать что-то определенное про отношение Рюрика к введению христианства на Руси.

Аскольд и Дир первые Киевские правители – христиане

Основываясь на византийских источниках можно смело утверждать, что первая попытка христианизации южной Руси была предпринята киевскими правителями Аскольдом и Диром.

Византийские хроники доносят до нас их просьбы к Константинопольскому патриарху, прислать в Киев священников. Вероятно, их отношение к христианству было самым благожелательным, возможно они и сами приняли крещение.

Если ситуацию домысливать логически, то возможно у Аскольда и Дира были планы на введение Христианства как государственной религии на подвластной территории.

Веротерпимость князя Олега Вещего

Во времена, когда Русью правил князь Олег, убивший Аскольда с Диром и перенесший столицу в Киев, христианская община здесь никак не умалилась. Князь носил прозвище «Вещий», что означало его тесную связь с языческим культом. Однако это обстоятельство не стало поводом для гонений на христиан. Впрочем, князь никак не выделял христианство из ряда других религий. Его нейтральность была своего рода вкладом в процесс проникновения Христианства на Русь.

Князь Игорь Старый и христианство

Правление Игоря Старого было так же связано с походами на Константинополь, правда, менее удачливыми по сравнению с Олегом Вещим. Если в русско-византийских договорах князя Олега не имеется упоминаний о христианах, то в договорах князя Игоря есть фразы про «крещеных» и «некрещеных» русских, не дерзающих нарушать обязательства перед греками.

При ратификации договоров участники соглашений клянутся: христиане – в храмах, а язычники на капищах. Это говорит о том, что в окружении князя Игоря значительную долю свиты, составляли христиане. Однако ввести христианство как государственную религию Руси Игорь Старый не смог, или не успел. Заметного вклада в христианизацию Руси Игорь не сделал.

Правительница Ольга – святая

Княгиня Ольга – первая, достоверно подтвержденная христианка – правительница Киевской Руси. Крещеная Византийским императором и Константинопольским патриархом Киевская правительница покровительствовала русским христианам.

Однако, о введении христианства на Руси, в качестве государственной религии речи не вела. Кто-то из приближенных последовал ее примеру, но на общую приверженность язычеству русичей это не повлияло.

Ее вклад во внедрение христианства в русскую религиозную жизнь был по-настоящему выдающимся.

Князь Святослав, истинный язычник

Святослав, воспитанный истовым язычником Свенельдом, придя к власти, разрушил церковь Святого Николая (позднее восстановленную).

Возможно, его походная жизнь была обусловлена стремлением быть подальше от Киева, где заправляли крещеные бояре, из окружения его матери. Его отношение к христианству не менялось до момента трагической гибели.

Вкладом Святослава во введение новой религии можно считать то, что он, в силу своей оторванности от Родины, не сильно мешал процессу христианизации на Руси.

Князь Ярополк Святославович нереализованные перспективы

За шесть лет своего правления Ярополк Святославович активизировал дипломатические связи с Оттоном II, германским императором, женился на дочери его близкого родственника. Никоновская летопись свидетельствует о приеме Ярополком послов от папы римского. Иоакимовская летопись говорит о том, что Ярополк симпатизировал христианам и дал им «волю

великую». Есть исторические версии о крещении князя Ярополка. В любом случае князь Ярополк способствовал созданию условий для введения христианства на Руси в качестве государственной религии.

Святой креститель Руси князь Владимир Святославович

Имя князя Владимира Святого одно из самых значимых во всей Русской истории. Уже в древнерусских летописях его называли равноапостольным. Ярый язычник в юности, запятнавший себя многими неблаговидными поступками, князь в зрелом возрасте пришел к принятию христианства.

В нем он увидел не только (и не столько) спасение своей души, а истинное благо для государства подвластного ему. Именно князь Владимир внес основополагающий вклад во введение христианства на Руси. Его наследники уже только укрепляли христианство, как государственную религию.

Православное Христианство – дар Бога святой Руси

Крещение Руси около 989 года стало актом введения Христианства как государственной религии, духовной основы многонационального народа, его населяющего. Этот шаг был важен не только для нашего Отечества, но и прежде всего, имел всемирно-историческое значение.

Последующая история Российской державы показала огромную позитивную роль православного христианства в становлении, выживании, возрождении и укреплении страны в разных жизненных ситуациях.

Вклад первых правителей Руси во введение православия на Руси ценен, но в разной степени.

Источник: https://histerl.ru/lectures/kievskaia_rusi/vklad-pervyh-pravitelej-v-hristianizaciju-rusi.htm

Первые святые Руси приняли мученическую смерть, не отступив от нравственных идеалов

У великого князя Владимира Святославовича, крестителя Руси, было не меньше двенадцати сыновей. Они выросли людьми очень разными: все приняли крещение, но не все в равной степени прониклись истинами веры. А любимцами Владимира были Борис (княжил в Ростове) и Глеб («сидел» в Муроме) — отпрыски от болгарской, последней взятой им в язычестве жены.

Оба сына «болгарыни» выделялись отсутствием обычной для киевского дружинного двора воинской гордыни и крайней набожностью. «Сей благоверный Борис, — писал автор его жития, — благого корня сын, послушен отцу был, покоряясь во всем отцу.

Телом был красив, высок, лицом кругл, широкоплеч, в чреслах тонок, с очами добрыми, весел лицом.

И хотя малого возраста и с младым еще усом, но светился по-цесарски, крепкий телом, всячески украшен, как цветок, цветущий в юности своей, в войнах храбр, в советах мудр и разумен во всем, и благодать Божья цвела на нем».

Владимир видел в нем достойного наследника. И это вызывало естественную ревность старших братьев — Ярослава и особенно Святополка. К назревавшей междоусобице привело и более глубинное обстоятельство. Посаженные в окраинные города, окруженные местной дружиной, сыновья Владимира проникались заботами новых своих земель. И недовольством тамошней знати: ведь у нее при Владимире забирали не только дань, но и лучших воинов; особенно недоволен был набиравший силу Новгород.

При этом и Святополк, женатый на дочери польского князя Болеслава, и Ярослав, которому служили скандинавские наемники, находились в тесном контакте с внешними силами.

Первым на тропу войны вступил ненавидевший Владимира и братьев Святополк — рука об руку со своим тестем Болеславом.

ПРЕДАТЕЛЬСТВО СВЯТОПОЛКА

Борис и Глеб как апостолы новой концепции политической жизни

Заговор провалился, Святополк очутился в киевском заточении. В ответ Болеслав в 1013 году начал войну с Русью. А спустя год уже Ярослав неожиданно отказался платить отцу дань. Для защиты Новгорода он призвал новые отряды шведских и норвежских викингов. Впрочем, до прямого столкновения не дошло. «Бог не дал дьяволу радости», — повествует летописец.

Но 15 июля 1015 года умер Владимир. И тлевший огонек смуты вспыхнул костром.

Ни Бориса, ни Глеба не было в Киеве — первого отец послал с киевской ратью к степным рубежам, опасаясь вторжения кочевников-печенегов; второй находился в Муроме. В отсутствие сыновей «болгарыни» киевская знать освободила и возвела на трон решительного и коварного Святополка.

Вестник с сообщением о смерти отца встретил Бориса, когда тот во главе восьмитысячного войска возвращался в Киев. Отойдя от города, опечаленный сын встал лагерем у реки Альты. На совет собралась дружина. Приближенные покойного князя были единодушны: «Вот, есть у тебя дружина отца и все воины под рукой. Пойди и сядь в Киеве на столе отцовском».

Но ответ Бориса, не желавшего разжигать еще одну междоусобную войну, был суров: «Не будет того, чтобы поднял я руку на брата своего, к тому же и старшего. Если отец мой умер, то он мне будет вместо отца».

Борис вовсе не был наивен. Он прекрасно понимал, что Святополк не испытывает к нему ни малейших братских чувств. И знал, чем грозит ему компромисс: «Сердце мое горит, душа мою мысль смущает, и ведаю, к кому обратиться и к кому сию горькую печаль простереть? К брату ли, который стал мне вместо отца? Но тот, мню, к суете мирской прислушивается и об убиении моем помышляет» Однако нежелание участвовать в братоубийственной распре оказалось важнее забот и собственной судьбы.

И это было совершенно непонятно для закаленных в боях воинов Владимира, участников многих междоусобиц. Более того, отказ Бориса воевать за престол со Святополком их возмутил и оскорбил.

Дружина немедленно покинула лагерь на Альте. Следом ушло и киевское ополчение, без зазрения совести переметнувшееся к Святополку. С Борисом осталась лишь его младшая дружина — ростовские «отроки».

«ОБ УБИЕНИИ МОЕМ ПОМЫШЛЯЕТ»

Отношения Руси и Орды в текстах XIII — XVI веков

Киевляне оставили Бориса в субботу, 23 июля. В тот же день от Святополка из столицы прибыл гонец — с благостным посланием: «Брате, — передал он Борису слова великого князя, — хочу с тобой любовь иметь и к отеческим даяниям придадим тебе». Но Борис уже знал, чего ждать. Весь день и следующую ночь ростовский князь провел в своем шатре, в слезах, молитвах и тягостных раздумьях.

Смерть была уже на пороге.

Ночью Святополк направился к своим сторонникам в Вышгород, укрепленную княжескую резиденцию неподалеку от Киева. Именно Вышгороду самозванец был обязан своим восхождением на престол.

Здесь он и призвал к себе четырех бояр — Путшу, Тальца, Еловича и Ляшко: «Поведайте мне по истине, принимаете ли вы меня всем сердцем?» — «Все мы можем головы положить за тебя», — ответствовал старший Путша.

— «Раз принимаете меня всем сердцем и головы обещаете положить за меня, — сказал на это Святополк, — то, братия моя, тайно отправившись и улучив время, убейте брата моего Бориса там, где найдете его».

Заговорщики явились к опустевшему стану на Альте в предрассветный час 24 июля. Но Борис встал еще раньше: приказав своему духовнику начинать заутреню, сам громко запел молитвы. Третьим в шатре был телохранитель князя — венгр Георгий, которому Борис за верную службу пожаловал некогда дорогое шейное украшение — золотую гривну.

На голос князя, поющего псалмы, и поспешили убийцы. Борис, услышав «злой шепот» за пологом своего шатра, снова лег на ложе — готовый встретить смерть. Спустя миг шатер окружили воины с обнаженными мечами и копьями. Четверо вожаков вонзили в князя копья сквозь полог. В последний момент Георгий прикрыл Бориса своим телом — и пал бездыханным.

Но князь был еще жив.

«В оторопи» Борис выбежал из шатра. Сами оторопев, вышгородцы крикнули своим: «Что стоите и смотрите? Вперед, совершим приказанное нам!» Борис упал под ударом меча. Последними его словами были слова молитвы.

А в лагере началась бойня, в которой погибли почти все ростовские отроки. Убийцы оказались еще и мародерами, попытавшись снять с шеи Георгия дорогую гривну. Когда это не получилось, обезглавили мертвого венгра. Из-за этого позже никто не смог опознать его тело.

Завернув тело Бориса в его собственный шатер, Путша со своими присными повезли убитого в Вышгород. При подъезде, «на бору», Борис пошевелил головой. Убийцы убедились: князь еще дышит. Не решаясь сами докончить начатое, послали к Святополку. Тот немедля отправил навстречу дрогам двух наемников-варягов, один из которых и ударил Бориса мечом в сердце.

Князя тайком закопали в Вышгороде при выстроенной его отцом церкви святого Василия.

Следующей мученической жертвой стал Глеб.

УДАР В СПИНУ

Древнему ярославскому городу вернут старое имя

План Святополка был прост: истребить всех сыновей Владимира и объединить Русь под своей властью. В Муром прибыл посланец из Киева, сообщивший Глебу: «Пойди спешно — отец тебя зовет, и весьма нездоров он». В то времялюбимцу Владимира было чуть более 25 лет. Описывают его как человека чистого и набожного, подчас по-детски наивного, располагавшего к себе всех.

Глеб отправился из Мурома на корабле, а затем волоком от Волги к Днепру. 5 сентября 1015 года близ Смоленска его нагнали гонцы брата Ярослава, новгородского князя. До того дошли вести о событиях в Киеве, он понял, что всем Владимировичам грозит одна опасность. Посланники передали Глебу: «Не ходи, отец твой умер, а брат убит Святополком».

Глеб «возопил со слезами», оплакивая отца и брата: «Увы мне, Господи! Лучше бы мне умереть с братом, нежели жить на свете этом!» А судьба уже приближалась к нему: на реке показались несколько ладей с посланниками Святополка. Возглавлял убийц некто Горясер. Они окружили ладью Глеба и обнажили оружие. Муромский князь, не желая напрасного кровопролития, велел своим малочисленным дружинникам-«отрокам» высадиться на берег. В ладье с Глебом остался только его повар Торчин, кочевник-торк.

Несколько воинов перепрыгнули в ладью князя. Предания донесли до нас его последнюю молитву — за умерших отца и брата, за Ярослава, за самого убийцу Святополка. И слова, с которыми он обратился к подручным Горясера: «Раз уж сотворили, приступив, так сотворите то, на что посланы». Горясер велел зарезать Глеба, но сообщникам не пришлось этого делать. Охваченный ужасом Торчин предал своего господина: выхватил свой нож и перерезал Глебу горло.

Тело князя бросили в пустынном месте на берегу, между двумя «колодами», где оно долгое время лежало в безвестности.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Что такое прелесть в православии

МЕСТЬ ЯРОСЛАВА

Факты и мифы о человеке, который ушел из земной жизни 1000 лет назад

А Святополк продолжал выполнять свой план. Прозванный за братоубийство Окаянным, он намеревался истребить всех оставшихся Владимировичей. Следующей его жертвой стал древлянский князь Святослав, пытавшийся, в отличие от Бориса и Глеба, спастись бегством в Венгрию. Киевские убийцы настигли его в Карпатских горах.

Но Ярослава, собравшего в Новгороде все свои русские и варяжские силы, Святополку победить не удалось. В кровавой войне Киев не раз переходил из рук в руки. Не только желание захватить власть двигало Ярославом — он хотел отомстить за братьев.

И вот в 1019 году последовала решающая битва на реке Альте, на месте гибели Бориса. Перед боем Ярослав воздел к небу руки и произнес: «Кровь брата моего вопиет к тебе, Владыко! Отомсти за кровь праведника сего, как отомстил за кровь Авеля, наложив на братоубийцу Каина стенание и трепет. Так наложи и на этого». В последний раз наголову разгромил Ярослав пришедшего с печенегами Святополка, после чего тот безвестно сгинул

Источник: https://rg.ru/2015/10/15/rodina-svyatye.html

Князь Владимир: легенда и быль

Князь Владимир: легенда и быль

17380      0

Мы не знаем, когда родился князь Владимир — до нас не дошло ни одного письменного свидетельства. Примерную дату — 960 год — вычисляют, исходя из даты смерти князя.

Будущий креститель Руси был незаконнорожденным, но в те времена внебрачные связи не считались предосудительными и на репутации человека не лежало никакого пятна из-за его происхождения. Год рождения нам неизвестен, зато известно место рождения — село Будутино (Будятино) под Псковом.

Именно туда сослала разгневанная княгиня Ольга свою ключницу Малушу, не зная еще, что сын этой простой женщины совершит то, о чем княгиня жарко молила Господа,— обратит Русь от языческой скверны к истинному Богу!

Розути робичича

Причиной известной распри Святославичей — братьев Ярополка, Олега и Владимира — стал неудачный раздел территории, в результате которого киевский князь Ярополк потерял контроль над знаменитым путем «из варяг в греки». Выход на него с Балтики контролировал Новгород князя Владимира, а сухопутный путь пролегал через древлянские земли князя Олега.

Ярополк терпел большие убытки и, видимо, попытался «нажать» на своих братьев, на что они ответили полным неповиновением. Поводом для начала военного конфликта стало убийство Олегом на охоте сына воеводы Ярополка. Олегу пришлось спасаться бегством, и он погиб от трагической случайности.

Ярополк не был повинен в смерти брата, но князь Владимир и его наставник Добрыня бежали от такой же предполагаемой участи за море, к варягам. Три года, проведенных ими в землях варягов, для историков покрыты мраком.

Что делал князь Владимир? Каков был круг его общения? Как бы то ни было, за эти три года он набрал большое сильное войско из варягов, с которым вернулся в Новгород, прогнал посадников брата Ярополка и объявил войну Киеву.

Путь князя к Киеву лежал через Полоцк, правитель которого, древлянский князь Рогволод, был нужен Владимиру как союзник. Сватовство Владимира к его дочери Рогнеде было важным политическим шагом. Летопись донесла до нас ответ Рогнеды: «Не хочу розути робичича, но Ярополка хочу». Одни исследователи видят в этом презрительный намек на происхождение Владимира, другие — что-то вроде: «Да он еще дитя дитём».

Очевидно, что Ярополк на тот момент уже заручился важной для него поддержкой древлянского князя. Конечно, князь Владимир не мог оставить у себя в тылу человека, преданного врагу. Но его расправа с Рогволодом и его дочерью потрясает запредельно циничной жестокостью даже современного человека, привыкшего к ужасам криминальной хроники: князь изнасиловал юную Рогнеду на глазах ее родителей, а потом убил их, а княжну принудительно взял в жены.

Вообще, нужно признать, что жизнь князя Владимира до обращения ко Христу представляла собой настоящий апофеоз зла.

Братоубийство

После покорения Полоцка князь двинулся на Киев. Ярополк, видя намерения брата, сбежал из стольного града и попытался спрятаться в небольшом городе Родне, однако в конце концов согласился встретиться в Киеве для переговоров и погиб от руки двух наемников-варягов. Так на совесть молодого князя лег грех братоубийства и предательства.

Когда Владимир стал править в Киеве, он взял в жены вдову своего брата — гречанку, которая ожидала ребенка.

К тому времени у князя был уже целый гарем из жен и наложниц, но на этот раз правитель действовал по законам того времени: взяв на себя заботу о вдове брата и признав своим наследником ее будущего ребенка, он тем самым пытался преградить путь кровной мести. Что, впрочем, ему не удалось.

Семена злобы и греха, посеянные Владимиром-язычником, дали свои страшные всходы после кончины святого равноапостольного князя. Святополк — сын «двух отцов», как называет его летопись,— вероломно убил двух любимых сыновей князя Владимира — кротких Бориса и Глеба, первых святых, канонизированных Русской Церковью.

Реформы

Но это будет потом. А пока языческий князь развивал бурную деятельность: укреплял, как сказали бы теперь, вертикаль власти, вел завоевательные походы, облагал данью всё новые и новые земли. Одной из важных составляющих реформ князя была масштабная религиозная реформа.

Князь Владимир пытался поднять неразвитые языческие культы Руси до уровня официальной религии Византийского двора. Киев и Новгород покрывались многочисленными капищами, у подножия которых лилась человеческая кровь. Одной из жертв языческого безумия князя стала христианская семья: Федор и его сын — отрок Иоанн.

Трудно поверить, что жребий пал на них случайно.

Но еще труднее поверить, что в свирепом и жестоком человеке, каким предстает Владимир до крещения, шла напряженная внутренняя работа, велся духовный поиск, тайна которого так и не была нам открыта.

Вот как пишет об обращении князя митрополит Киевский Иларион в «Слове о законе и благодати»: «Как ты уверовал? Как воспламенился любовию Христовою? Как взыскал ты Христа? Как предался Ему? Руководствуясь только своим добрым смыслом и острым умом, ты постигнул, что Един есть Бог, Творец невидимого и видимого, небесного и земного, и что послал Он в мир для спасения Своего Возлюбленного Сына».

Корсунская и другие легенды

В это время в Византии бушевала кровопролитная гражданская война: законный правитель империи ромеев Василий II вел беспощадную борьбу с узурпатором Вардой Фокой. Император был в отчаянном положении. Свою последнюю надежду он возложил на военно-политический союз с варварским князем из земли русов. Надежды императора оправдались.

В битве при Хрисополисе (988 г.) с участием русов он одержал над Вардой решительную победу. Цена, которую потребовал князь Владимир за военную помощь, была запредельна — брак с сестрой императора Анной. Понятно, что такое требование было осуществимо только при условии личного крещения князя и христианизации Руси.

Впрочем, некоторые ученые практически не сомневаются в том, что крещение князя Владимира состоялось несколько раньше этих событий — в 987 году. В таком случае багрянородный император обратился за помощью уже не к язычнику, а к христианскому государю.

Торжественное крещение киевлян состоялось в 988 году: горожане приходили креститься семьями, а после крещения деревянный безгласый идол Перуна поплыл по волнам Днепра.

В 989 году христианский князь осадил и взял приступом город Корсунь (Херсонес). Как могло такое случиться? Летописный рассказ о крещении князя в Корсуни плохо согласуется с другими историческими свидетельствами. Вероятнее всего, этот поход был совершен с целью напомнить грекам об их обещании. После падения Херсонеса император Византии все-таки отдал свою сестру Анну в жены киевскому князю.

С тех пор жизнь Владимира, которого все знали как жестокого блудника и насильника, полностью переменилась.

На его примере мы лучше всего видим, что крещение — это смерть ветхого и рождение нового человека, а покаяние есть подлинная «перемена ума», которая влечет за собой перемену всей жизни: циничный и жестокий «конунг» — военный вождь — превращается в доброго и милосердного правителя, настоящее «Красное Солнышко».

Правление князя Владимира отмечено широкой благотворительной деятельностью, помощью малоимущим. Правитель Киевской Руси стремился в точности воплотить в жизнь евангельский закон любви — быть милостивым и к бедноте, и к людям, преступившим закон. Он очень тяготился необходимостью карать преступников, потребовалось даже увещевание Церкви, чтобы успокоить его чуткую совесть.

Огнем и мечом?

История крещения Руси таит в себе немало вопросов для историков, но широкую общественность, как правило, интересует только один: правда ли, что князь Владимир крестил Русь «огнем и мечом»? И на этот вопрос историческая наука отвечает вполне однозначно: нет, неправда.

Сама фраза «огнем и мечом» появилась только в XVIII веке в приводимой историком В.Н. Татищевым Иоакимовской летописи. Ученые полагают, что этот памятник очень поздний и вряд ли отражает реальное положение вещей. Подлинность его ставится под сомнение.

Но даже если предположить, что текст отражает реальное положение вещей, в нем мы видим как раз свидетельство о том, что новгородское противостояние было не правилом, а исключительным случаем — ведь только про новгородцев ходила в народе уничижительная поговорка: «Путята крестил вас мечом, а Добрыня — огнем».

Никаких других свидетельств об этом конфликте ни в летописях, ни в археологических артефактах не сохранилось.

Нужно также помнить, что христианизация Руси шла не только «сверху», но и «снизу». На Руси и до князя Владимира возводились храмы, некоторые князья приняли крещение еще до него. Христианкой была святая равноапостольная княгиня Ольга. Так что смена веры не стала шоком для подданных святого князя.

Широкомасштабная просветительская деятельность святого равноапостольного князя Владимира сделала Киевскую Русь одним из самых динамично развивающихся христианских государств средневековой Европы. Его судьбоносный выбор на многие столетия вперед определил вектор развития нашего Отечества.

Газета «Православная вера» № 14 (586)

Источник: https://www.eparhia-saratov.ru/Articles/knyaz-vladimir-legenda-i-byl

Как русы принимали ислам

По арабским источникам известно, что в X веке какая-то часть русов приняла ислам. Тогдашний правитель русов носил имя или титул Буладмир, созвучное именем князя Владимира Святославича. При этом князя Владимира называют каганом, как правителей у тюрок.
«Великий князь Владимир выбирает веру», 1822. И. Е. Эггинк

Какую веру принял Владимир Святой?

По церковной версии, Владимир Святославович (князь новгородский с 970 г., князь киевский в 978—1015 гг.) принял в 988 г. веру православную, христианскую, поэтому его и считают святым князем. Правда, при более внимательном взгляде очевидно, что святости в нём было мало.

Владимир прославился как очень жизнелюбивый человек, имевший гарем из сотен наложниц, погромщик Полоцка, где он вырезал княжеский род Рогволодовичей, один из зачинщиков гражданской войны и братоубийца – по его приказу убили великого князя Ярополка. Основными источниками о том, как князь Владимир крестился и крестил Киев, являются греческое «Обстоятельное повествование о том, как крестился народ росов» и русская летопись «Повесть временных лет».

«Обстоятельное повествование» сообщает, что князь росов сидел в своем городе и размышлял, что его люди придерживаются четырех религий и никак не могут объединиться вокруг одной правильной.

Одни чтили веру евреев (иудаизм) как самую величайшую и древнюю; вторые – веру персов уважали (язычники-огнепоклонники, впрочем это могли быть русы-язычники, в их вере огонь также имел огромное значение); третьи – «чтили веру сирийскую» (видимо, несторианство, одно из направлений христианства); четвертые – держались «веры агарян». Агарь – это наложница Авраама и мать Измаила, ставшего прародителем арабских племен. То есть агаряне – это мусульмане.

Итак, мы видим, что до официального крещения Руси русы-киевляне были иудаистами (очевидно, хазарская община, весьма влиятельная в Киеве), христианами, мусульманами и язычниками. То есть мусульмане присутствовали в Киеве ещё до официального крещения Руси. Владимир направил послов в Рим, и очень им понравилось богослужение католическое, уже хотел он принять эту веру, но ему посоветовали ещё проверить веру греческую. Вновь он направил послов, уже в Константинополь.

Русским послам поднесли богатые дары, и греческие обряды им понравились ещё больше, чем римские. Вернувшись, послы стали нахваливать греческую веру. В итоге Владимир решил принять греческую веру. Интересно, что послы не интересовались содержанием религии, а только лишь формой – обрядами. Что сообщают русские летописи? Сидел Владимир в Киеве и приносил жертвы языческим богам. Пришли к нему послы от разных народов с предложением принять истинную веру.

Пришли мусульмане из Волжской Булгарии. Хвалят свою веру: молиться одному богу, «совершать обрезание, не есть свинины, не пить вина», но зато можно иметь нескольких жен. Владимиру про жен понравилось, но было ему нелюбо: обрезание, воздержание от свиного мяса. И про вино он сказал: «Руси есть веселие пить: не можем без того быть».

Католики из Рима хвалили свою религию: «вера ваша не похожа на веру нашу, так как наша вера — свет; кланяемся мы Богу, сотворившему небо и землю, звезды и месяц и все, что дышит, а ваши боги — просто дерево». Сказал же Владимир немцам: «Идите, откуда пришли, ибо отцы наши не приняли этого».

Пришли хазарские евреи и хвалят свою веру: «Христиане же веруют в того, кого мы распяли, а мы веруем в единого Бога» Спросил Владимир: «Что у вас за закон?» Иудеи ответили: «Обрезаться, не есть свинины и заячины, соблюдать субботу». Князь спрашивает их: «Где земля ваша?» Выяснилось, что бог отвернулся от иудеев, лишил их родины. Естественно, что такую веру принимать не стоит.

Затем прислали греки к князю Владимиру философа, говорившего: «Слышали мы, что приходили болгары и учили тебя принять свою веру; вера же их оскверняет небо и землю, и прокляты они сверх всех людей, уподобились жителям Содома и Гоморры, на которых напустил Господь горящий камень и затопил их» Так греческий философ бранил все законы и восхвалял свой. Владимиру стало интересно, и по совету бояр и старцев он велел направить послов в различные страны, чтобы узнать побольше о верах. Далее всё повторяется, как в греческом источнике. Послам не понравилось у болгар-булгар и немцев, но они были восхищены красивым приёмом, обрядами и щедрыми дарами у греков. В итоге Владимир принял веру греков. Интересно, что христианские надгробья появляются на Руси только в конце XV века. До этого могилы христиан и язычников отличить сложно, они ничем не отличались. Это в целом и не удивляет, в сельской местности (где проживала подавляющая часть народа) язычество сохранялось ещё несколько столетий после официального крещения.

Что сообщают восточные источники

Восточные источники сообщают о том, что значительная часть русов (русских) приняла ислам. Правда, со своими отличиями, не знали обрядов, ели свинину и т. д. Арабский путешественник XII века Абу Хамид Мухаммад ибн Абд ар-Рахим аль-Гарнати аль-Андалуси совершил больше путешествие, посетил Дербент, Нижнюю и Среднюю Волгу. В 1150 году из Булгара он отправился на Русь, проехав по «Славянской реке» (Дон). Посетил Киев.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Сколько заповедей Бога

И вот что он рассказывает о киевлянах: «И прибыл я в город славян, который называют «Гор[од] Куйав» (Киев). А в нём тысячи «магрибинцев», по виду тюрков, говорящих на тюркском языке и стрелы мечущих, как тюрки. И известны они в этой стране под именем беджн[ак]. И встретил я человека из багдадцев, которого зовут Карим ибн Файруз ал-Джаухари, он был женат на [дочери] одного из этих мусульман.

Я устроил этим мусульманам пятничное моление и научил их хутбе, а они не знали пятничной молитвы». То есть живут в Киеве, а пятничную молитву правильно прочесть не могут. Получается, что в это время в Киеве была большая мусульманская община, но плохо знала обрядность.В восточных источниках есть сообщение, что Кий (основатель Киева) был выходцем из Хорезма – настоящее его имя Куйя.

Часть мусульман-хорезмийцев была переселена в Хазарию, где они были расселены по границам каганата. Куйя стал вазиром Хазарии, его должность по наследству перешла к его сыну – Ахмаду бен Куйя.

Арабский историк, географ и путешественник X века Аль-Масуди, объединивший разрозненные прежде исторические и географические наблюдения в крупномасштабную работу энциклопедического характера, и прозванный «арабским Геродотом», сообщает, что ведущей военной силой в Хазарии являются мусульмане – арсии (ясы), пришельцы из Хорезма. Жители армии имеют мусульманских судей.

Арсания – это одна из «славянских» стран в восточных источниках, наряду с Славией и Куявией. Кроме того, известно, что значительную часть населения Хазарского каганата составляли славяне. Очевидно, что многие из них могли быть христианами и мусульманами.А что говорят восточные источники о Владимире? Персидский автор и историк Мухаммад Ауфи (конец XII – первая половина XIII в.) сообщает, что русы добывают себе пропитание только мечом.

Если кто-нибудь из них умирает, то всё имущество отдают дочери, а сыну не дают ничего, кроме меча, говоря ему: «Твой отец добыл себе имущество себе мечом». Так было до тех пор, пока русы не стали христианами. Приняв христианство, они вложили меч в ножны. Но из-за этого их дела пришли в упадок. Тогда русы решили принять ислам, чтобы иметь возможность вести войну за веру.

К хорезм-шаху прибыли русские послы, родственники их царя, носившего титул «Буладмир», как тюрки носят титул хакан. Хорезм-шах весьма обрадовался этому, пожаловал послов подарками и отправил одного из имамов, чтобы научить их правилам ислама. После этого русы стали мусульманами. Русы совершают походы в отдаленные страны, постоянно странствуют по морю на судах.

С кем обычно воюют русы? С христианскими странами – Византией, Польшей, Болгарией, нападают на христианские города в Крыму. Интересно, что в кладах на территории Руси преимущественно восточные дирхемы, что говорит о развитой торговле с Востоком. Византийских же монет в кладах мало. Также в Киеве во время раскопок найдены предметы с надписью арабицей.

Арабские надписи составляют обычную принадлежность богатых русских шлемов (включая шлем великого князя Александра Невского). Старорусские монеты вплоть до Ивана Грозного имеют либо только арабские надписи, либо русские и арабские вместе.

Таким образом, официальная картина русской истории, принятая при Романовых, имеет немало изъянов. Так, в «классической» истории, весьма удобной для Западной Европы и германо-романской исторической школы (ставшей в России «классической»), и официальной церкви, обрезали историю русов практически до крещения. Также предпочли «забыть» о том, что подавляющая часть русов несколько столетия после принятия христианства оставалось язычниками. Также существовала весьма мощная община славян-мусульман.

Дальше всего язычество продержалось на русском Севере, в Новгородской земле. Только в городе преобладало христианство, в деревнях веря была языческой. Схожая ситуация была в Киеве, в юго-западных русских землях. В Киеве князья, знать, ориентируясь на Рим или Второй Рим (Константинополь), приняла христианство.

Существовала и мощная иудейская и мусульманская общины (очевидно, наследие Хазарии). Но в народе преобладала древняя вера. Народу христианство было чуждо. На юго-западе Руси христианство стало проникать в народ лишь под влиянием Польши, примерно в XIV в.

Во Владимиро-Суздальской земле преобладало язычество. Тех, кто сохранил веру в старых богов, называли «погаными» («паганами»).

Понадобились долгие столетия, пока примерно во времена Сергия Радонежского христианство и язычество слились воедино, в огненном православии. Соседом была мусульманская Волжская Болгария-Булгария, где жили волгари-булгары, смешанное славяно-тюркское население. Связи были активными: войны, набеги, торговля, переселение пленных, культурные взаимосвязи.

Поэтому здесь было много славян-мусульман, которые позднее перешли в христианство или влились в татарский этнос.

Источник: https://topwar.ru/163646-kak-rusy-prinjali-islam.html

Что, если бы князь Владимир принял католичество? — Статтьи

И да, и нет. Для начала нужно вспомнить и соотнести даты. Годом крещения Руси принято считать 988-й. Официально в этот момент христианская церковь еще не была разделена. Та самая великая схизма, официально завершившая раскол церкви на католическую и православную (хотя куда точнее будет сказать на Римскую и Византийскую), датируется 1054-м годом. Соответственно два этих события разделили 66-лет. Весьма внушительный разрыв.

Формально это означает одно: выбор католицизм или православие перед Владимиром не стоял. От кого бы он ни принял крещения, от папских легатов или от посланников патриарха Константинопольского, он в любом случае, попал бы в лоно одной и той же церкви.

А ведь нет сомнений, что если князь киевский и мучился выбором, то именно между Римом и Константинополем. И дело тут не столько в религии, сколько в политике. Схизма-то, конечно, произошла в 1054-м году, но отнюдь не на пустом месте.

Это была последняя капля, но до этого, на протяжении нескольких столетий, христианство упорно двигалось навстречу расколу.

Папа Лев IX. (pinterest.com)

Помимо десятков догматических различий, имели место еще и очень острые противоречия иного характера. Константинопольский Патриарх не подчинялся Папе, а Папа, в свою очередь, не повиновался предстоятелю Византийской церкви. Впрочем, еще острее стоял вопрос о том, какую «школу» поддержат в том или ином регионе Европы.

В середине IX-го века вспыхнул нешуточный конфликт из-за Балкан, Болгарии и Южной Италии. Конфликт этот зашел так далеко, что Папа Николай I объявил, что Патриарх Фотий был выбран незаконно и потребовал его переизбрания. Получив отказ, Папа отлучил Фотия от церкви.

Фотий, в свою очередь, предал анафеме Николая, а с ним и Римскую церковь.

Первое отлучение произошло в 863-м году, второе — в 867-м. «Фотиева схизма» не стала окончательным расколом, но контакты двух церквей с этого момента прекращаются. В следующие двести лет их почти не было. Константинополь с Римом начали автономное друг от друга существование.

Одним из его важных факторов была борьба за привлечение в свое лоно новых сынов. Киевская, Новгород и другие города Древней Руси, естественным образом, попали в сферу влияния Византии. Здесь часто бывали греческие священнослужители. Считается доказанным тот факт, что христианство восточного образца приняли Аскольд и Дир, правившие в Киеве.

До крещения Руси приняла христианство и княгиня Ольга. Это, кстати, далеко не единственный пример. Археологические находки убедительно доказывают, что христианство принимали и люди некняжеского происхождения.

В могильниках языческого периода довольно часто находят нательные кресты. В этой ситуации можно было бы сказать, что выбор, в общем-то, был сделан задолго до Владимира. Тому оставалось лишь принять очевидное.

Впрочем, существовал один политический аспект, который мог склонить князя к другому выбору.

Выборы в пользу Рима?

«Повесть временных лет» описывает нам сложный процесс выбора. К Владимиру приходят послы не только из Рима и Константинополя, но также волжские булгары, которые предлагают князю принять ислам, и хазарские иудеи. В конце концов Владимир делает выбор в пользу Константинополя, поддавшись уговорам мудрого византийского философа, который прибыл в Киев.

Источник: https://diletant.media/articles/32509076/

Что в реальности делал князь Владимир в сакральном Крыму

Виктор Васнецов. Крещение князя Владимира

Когда Владимир Путин объявил, что крещение князя Владимира в Херсонесе делает Крым и Севастополь для русских не менее сакральным местом, чем Храмовая гора для евреев, многим такой поворот исторический мысли показался новым и неожиданным.

Однако в околоисторической литературе и публицистике сравнения Херсонеса с Иерусалимом попадаются уже давно, а в последние годы особенно часто.

Поэтому здесь было бы интересно обратиться к реальным историческим источникам и постараться понять, чем же на самом деле занимался в Крыму князь Владимир Красно Солнышко, сколько в этом было сакрального и насколько его действия оказались важны для истории Руси и Византии. 

Трижды крещенные

Итак, в двух словах сюжет таков. Киевский князь Владимир явился под Херсонес (Корсунь), осадил и взял город, потребовав в жены сестру византийского императора Василия Анну.

Анну он получил в обмен на обещание креститься, крестился там же в Крыму, потом вернулся в Киев, сбросил языческих идолов в Днепр, разорил капища, и Русь стала христианской.

Это, конечно, не единственная трактовка произошедших событий, и поскольку детали хронологии фактически полностью утеряны, есть еще масса альтернативных версий.

Тем не менее сравнению Херсонеса с Храмовой горой несколько мешают исторические обстоятельства, реальность которых трудно оспаривать. В первую очередь поход Владимира был обыкновенным грабительским походом – русы неоднократно появлялись у стен Константинополя с аналогичными намерениями.

Владимир поступил мудрее и прибрал к рукам то, что плохо и ближе лежало – византийская армия во главе с императором только что была полностью разгромлена болгарами, и грекам было не до Тавриды. «Корсунь разорен бысть от Руси», – говорит нам Тверская летопись. Правда, в последнее время историки, основываясь на результатах археологических раскопок, начали минимизировать ущерб, который русская армия нанесла городу.

Но сложно поверить в то, что армия язычников во главе со своим женолюбивым вождем ни с того ни с сего отказалась бы от грабежа и насилия, тем более что Херсонес оказал сопротивление.

Но больше всего в истории с Херсонесом и Крещением Руси поражает то, что по этому поводу хранят молчание византийские историки. А кому, как не им, стоило бы расписать в подробностях столь знаменательные для империи события: потерю форпоста в Крыму (простите, Тавриде, – до тюркского Крыма оставалась еще несколько сотен лет), выдачу замуж сестры басилевса, обретение единоверцев в лице могущественных северных соседей и, наконец, союз с ними. 

Михаил Пселл в своей «Хронографии» описывает борьбу императора Василия против мятежных военачальников Варды Фоки и Варды Склира – именно на этот период приходится Крещение Руси. Но византийский летописец лишь в одном месте упоминает «тавро-скифов», как греки именовали русских.

«Царь Василий порицал неблагодарных ромеев и, поскольку незадолго перед тем явился к нему отряд отборных тавро-скифских воинов, задержал их у себя, добавил к ним других чужеземцев и послал против вражеского войска», – вот, собственно, и все, ни тебе Анны, ни тебе Херсонеса, ни тем более Владимира.

Возможно, в Царьграде не прочувствовали всей сакральности момента, потому что, по мнению греков, можно сказать, монополизировавших тогда православие, Крещение Руси состоялось намного раньше – в середине IX века, когда присланный из Константинополя епископ крестил киевских князей Аскольда и Дира.

Патриарх Фотий в «Окружном послании» от 867 года информирует нас: «Ибо не только этот народ (болгары) переменил прежнее нечестие на веру во Христа, но и даже для многих многократно знаменитый и всех оставляющий позади в свирепости и кровопролитии, тот самый так называемый народ Рос – те, кто, поработив живших окрест них и оттого чрезмерно возгордившись, подняли руки на саму Ромейскую державу! Но ныне, однако, и они переменили языческую и безбожную веру, в которой пребывали прежде, на чистую и неподдельную религию христиан И при этом столь воспламенило их страстное стремление и рвение к вере, что приняли они у себя епископа и пастыря и с великим усердием и старанием встречают христианские обряды». Собственно, в IX веке, согласно византийским источникам, появилась и «епархия Росия».

Если к этому добавить то, что бабка Владимира – княгиня Ольга – тоже официально крестилась, да не где-то, а в Святой Софии в присутствии императора Романа, то можно представить недоумение греков, когда речь вновь зашла о крещении «северных варваров».

Сколько можно, каждые сто лет, что ли, их крестить? Получается, для тех, кто крестил Русь, никакой сакральности в истории с Херсонесом не было и быть не могло, а Владимира в Константинополе, скорее всего, расценивали как варвара и пройдоху, отказавшегося от веры своей бабки.

Требование же креститься греки могли выдвинуть, чтобы застраховать сестру императора от участи наложницы, коих киевский князь зело любил – одной из них, например, стала беременная вдова его брата Ярополка, которого воины Ясного Солнышка предательски прикончили.

Плюс у греков был трезвый расчет – им надо было не только вернуть хоть и изрядно пограбленный, но все еще важный для империи Херсонес, но и получить ту самую армию «тавро-скифов», с помощью которой в итоге император Василий одолел мятежников. Причем, по наиболее распространенной версии, Владимир предоставил своих воинов уже после взятия и разграбления Херсонеса, поставив условием опять-таки присылку ему новой жены.

Странные союзники

Что же касается разговоров про включение Руси при Крещении в сферу влияния Византии, то тут, пожалуй, можно говорить только о культурном и религиозном пространстве и вряд ли о настоящем союзничестве. Принятие Христа не помешало Ярославу Мудрому отправить армию и флот на захват Константинополя в 1043 году – как раз когда вспыхнул крупный мятеж полководца Георгия Маниака и трон под императором Константином Мономахом шатался.

Да и все последующие годы Киевская Русь, а потом ее наследники вплоть до падения Константинополя в 1453 году не особенно рвались помогать Византии в ее бесконечной борьбе с внешними и внутренними врагами. Конечно, своих проблем хватало, да и край неблизкий, но разве это помеха, когда речь идет о сакральности? Ричард Львиное Сердце ездил из Англии аж в Иерусалим, чтобы воевать за Гроб Господень, хотя у него дома тоже было все не слава богу. 

Русские же правители, покуда враги отщипывали от Византии куски, в том числе и Херсонес (разграбленный татарами, литовцами и присвоенный генуэзцами), делили между собой ярлыки на княжение и наслаждались сакральностью. Последними же защитниками Константинополя, города, откуда эта сакральность пришла, были почему-то наряду с греками как раз итальянцы. Потомки Дмитрия Донского в это время как раз дрались за великокняжеский престол.

И наконец, последнее. Сторонники сакральности Херсонеса забывают о том, что массовое Крещение Руси началось с Киева, где была возведена и первая официальная церковь, Десятинная. Если в мире и найдется место более сакральное для русских православных, чем она, то его уже точно нужно искать не в Крыму, а где-то в Палестине. 

Часто встречается утверждение, что раз крестился князь, то это автоматически означает и крещение всех его подданных. Но тут мы опять возвращаемся к Аскольду, Диру и Ольге.

Принятие последней православия не помешало, например, появлению годы спустя первых христианских мучеников – уже в правление Владимира Феодор Варяг и сын его Иоанн были растерзаны язычниками в Киеве.

Да и после Херсонеса прошло еще немало лет, покуда христианство было принято на Руси – кое-где, как в Новгороде, не обошлось при этом без кровопролития. Хотя, с другой стороны, почему бы и нет. Если Крым наш, то делать с ним можно все, что захочется.

Источник: https://republic.ru/posts/l/1193505

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Духовная жизнь
Какого числа Вторая Пречиста

Закрыть