Сколько всего протестантов в мире

Российские протестанты годами посещали людей в тюрьмах. Теперь их туда не пускают — Meduza

Сколько всего протестантов в мире

Десять лет назад фермер Виталий Мокрушин стал пастором церкви в городе Соль-Илецке Оренбургской области и возглавил небольшую общину на 20–25 человек. К вере бывший слесарь локомотивного депо, которому сейчас 42 года, пришел в 1996-м — сказалась семейная традиция: меннонитами были все родные Мокрушина по линии матери.

В середине 2000-х — еще до того, как его рукоположили в , — Мокрушин стал регулярно приходить в колонию для пожизненно осужденных «Черный дельфин»: она находится в Соль-Илецке в нескольких кварталах от церкви меннонитов.

Разрешение на допуск священнослужитель получал в  по Оренбургской области — проблем с этим, по его словам, никогда не было.

Несколько лет он ходил в «Черный дельфин» каждую неделю: проводил службы, пел религиозные песни, читал проповеди, используя тюремное радио — заключенным на особом режиме содержания запрещено собираться вместе в одном помещении.

Мокрушин — один из многих представителей протестантских церквей, годами посещавших российские колонии.

Как рассказывает «Медузе» руководитель центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН Роман Лункин, протестанты активно развивали свои тюремные миссии с начала 1990-х — при этом связь между протестантской общиной и заключенными образовалась еще в советское время: прихожан полуподпольных церквей (, , ), которые стали возникать в СССР в 1940–50-х годах, регулярно задерживали.

«Процент людей, которые прошли через тюрьмы, ссылки, штрафы, общение с милицией, среди протестантов очень большой, поэтому сопереживание заключенным в протестантском мире очень живо», — рассказывает Лункин, добавляя, что одним из важных аспектов учения протестантов является необходимость социальной работы ради спасения души.

Кроме ежемесячных проповедей по тюремному радио у Виталия Мокрушина также была возможность встречаться с заключенными лично — если кто-то из них просил об этом. «Для одного мы провели водное крещение, другим на протяжении нескольких месяцев преподавали вечерю Господню — аналог православного причастия, — вспоминает пастор.

— С некоторыми осужденными у нас завязалась долгая переписка». Чаще всего, по его словам, писали приговоренные к пожизненному заключению — они рассказывали, что после общения со священником к ним «приходило раскаяние, желание прожить правильно хотя бы остаток жизни».

По словам Мокрушина, руководство колонии было довольно визитами пастора — сотрудники ФСИН говорили, «что те, кто становятся христианами, стремятся работать и не нарушают режим».

В 2015 году визиты Виталия Мокрушина в колонию прекратились — как и его коллег из других регионов. ФСИН не продлила соглашение на посещение колоний со всеми протестантскими организациями России: заключить их удалось только представителям четырех конфессий — православным, мусульманам, иудеям и буддистам.

По словам Мокрушина, сошла на нет и переписка: «Когда человек долго не слышит слова Божьего, то постепенно начинает разочаровываться и остывать в вере».

«Медуза» поговорила с тремя другими священниками и двумя членами ОНК из разных регионов России, которые подтвердили, что протестантов в колонии больше не впускают.

Протестанты и эксперты связывают происходящее с давлением РПЦ и «пакетом Яровой» — а также с тем, что евангельские церкви у российских властей ассоциируются с Западом

В 2015 году член Президентского совета и Общественной палаты, председатель Российского объединенного Союза христиан веры евангельской (РОСХВЕ) Сергей Ряховский получил письмо из ФСИН. Как он рассказывает, в нем говорилось примерно следующее: «Ваших прихожан в наших тюрьмах, колониях и СИЗО нет, здесь сидят крещенные в православии люди».

«Мы не ожидали такого хамства в отношении РПЦ, — говорит Ряховский. — [Работники ФСИН] ведь таким образом оскорбили православную церковь: получается, что она очень плохо работает с российским народом, не доносит христианские ценности и позволяет людям совершать преступления. Но главная неправда заключалась в том, что за то время, что мы служили в колониях, огромное количество сидельцев стали протестантами — евангельскими верующими».

В 2012 году проект «Атлас религий и национальностей» сообщал, что в России существует 10 тысяч протестантских церквей и около трех миллионов протестантов. По словам Романа Лункина, их количество продолжает расти: «Вокруг [протестантских] церквей обычно есть фонды, общественные организации, которые привлекают молодежь, вовлекают их в социальную работу — так что вокруг этих общин концентрируется больше людей, чем вокруг православных».

Ряховский рассказывает, что раньше каждая из протестантских конфессий заключала с администрациями ФСИН отдельные соглашения на местном уровне, но в 2015 году представители ведомства потребовали от протестантов создать централизованную организацию. Представители РОСХВЕ были к этому готовы, но документы постоянно возвращали на доработку — Ряховскому показалось, что во ФСИН «ждут некоей политической установки».

Зампред ОНК Пермского края, президент организации по ресоциализации заключенных «Выбор» Анна Каргапольцева — она лично организовывала посещение заключенных священнослужителями различных конфессий с 2007 года — рассказала «Медузе», что сегодня пастор может зайти на территорию колонии, только если осужденный напишет соответствующий запрос. «Письмо попадает православному священнику — помощнику генерала по работе с обращениями верующих. Он каким-то образом связывается с протестантом-священником и сообщает ему об этом», — объясняет Каргапольцева.

Сергея Ряховского такое положение дел возмущает: «Непонятно, почему православный священник должен разрешать евангельскому пастору приходить к евангельскому же прихожанину». К тому же, как утверждает Ряховский, чаще всего такие прошения просто не рассматривают — заключенного начинают «стращать» и убеждать, что русский человек не должен следовать «прозападным доктринам» (говорили об этом и собеседники «Медузы» из ОНК).

Фактический запрет на посещение заключенных Ряховский связывает с тем, что протестанты «неудобны коррумпированной системе ФСИН» — а кроме того, в глазах российской власти связаны с Западом и с украинским «Евромайданом», где представители местных церквей «молились, раздавали еду, проповедовали слово Божие, увещевали участников» (Ряховский подчеркивает, что «российских протестантов там не было»). Другие собеседники «Медузы» связывают происходящее с «пакетом Яровой», который, в частности, ужесточил закон о миссионерской деятельности, а также с давлением РПЦ.

Представители РПЦ не видят проблемы. По их словам, раньше протестанты злоупотребляли посещением тюрем

Анна Каргапольцева говорит, что за последние десять лет во время своих визитов лишь дважды видела в колонии православных священников: «По сравнению с протестантами это было „никогда“». По словам правозащитницы, один из этих визитов был связан с приездом в регион владыки — представители РПЦ хотели, чтобы заключенные вырезали для него из дерева специальное сиденье.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Как же зовут Бога

О том, что православные священники ходят в тюрьму неохотно, говорят и сами протестанты. По словам одного из собеседников «Медузы», попросившего не называть его имя, в колонии для пожизненно осужденных, где он раньше лично проводил службы по тюремному радио, теперь каждое утро запускают запись одной и той же проповеди. «Они до сквернословия людей доводят, — возмущается пастор.

— Невозможно же каждый день слушать одно и то же».

Сами представители РПЦ не согласны с этими претензиями. В Московском патриархате существует специальный отдел по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными учреждениями, который некоторое время возглавлял протоиерей . При отделе, в частности, издавались материалы, призванные помочь православным священникам служить в местах лишения свободы; в 2013 году российский Синод принял специальный документ, посвященный «миссии тюремного служения» РПЦ.

Старший священник храма Покрова Пресвятой Богородицы при Бутырской тюрьме Константин Кобелев сказал «Медузе», что старается посещать тюрьму каждую неделю, если позволяют дела.

Кобелев занимает должность главного специалиста отдела по взаимодействию с религиозными организациями ФСИН России: он курирует организацию взаимодействия администраций колоний с верующими и заявляет, что его главная задача — защита прав представителей всех религий, в том числе и атеистов.

По его словам, «никто не имеет права, пользуясь стесненным положением человека, расширять за счет него круг своих верующих».

В том, что протестанты фактически потеряли возможность посещать колонии, Кобелев дискриминации не видит: по его словам, осужденные всегда могут написать заявление о желании встретиться с таким священником — и его обязаны будут удовлетворить. При этом заявлений, по словам Кобелева, мало.

«Раньше как бывало? В колонии находятся два протестанта, и туда приезжает проповедник, в клуб насильно сгоняют все население колонии: и православных, и мусульман, все должны слушать и присутствовать, — утверждает он. — Это ведь тоже нарушение свободы совести.

Даже на концерт группы „Бутырка“ только желающие приходят, а на их концерты, на которых они пели религиозные песни, насильно всех сгоняли».

Протестантский пастор, не захотевший раскрывать своего имени, признался «Медузе», что ему все-таки удается посещать заключенных — во время краткосрочных свиданий.

Он также утверждает, что некоторые региональные управления ФСИН так и не расторгли соглашения с местными протестантами (регионы священник назвать отказался, чтобы «не навредить»).

Об этом же говорит и Сергей Ряховский: по его словам, некоторые региональные руководители ФСИН «берут на себя такую ответственность, потому что видят, как успешно протестанты реабилитируют бывших заключенных: процент рецидива после этой реабилитации минимален».

Протестантские священники не только ходили в колонии, но и занимаются реабилитацией вышедших заключенных. В отличие от РПЦ и ФСИН

В 2009 году Олег Стариков — он сам провел несколько лет в тюрьме, а выйдя из нее, стал протестантом — создал в городе Лысьве в Пермском крае благотворительный Фонд социальной помощи и правовой поддержки граждан.

По его словам, каждый месяц к нему обращаются 40 человек, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, 10 из которых — бывшие заключенные.

В благотворительном фонде существует социальная гостиница, работают юристы и психологи, проводятся «духовно-нравственные уроки и беседы» — в том числе с протестантскими священниками.

Как рассказывает Стариков, фонд не ставит себе целью обратить своих подопечных в протестантизм — важнее, чтобы у них снова не начались проблемы с законом. Показателями руководитель организации скорее доволен: по его словам, только один из десяти его подопечных возвращается в тюрьму — а около 7000 человек за время работы фонда «из правонарушителей превратились в законопослушных граждан».

Религиовед Роман Лункин подтверждает: протестанты активно занимаются реабилитацией бывших заключенных (государство в России такую работу не проводит — только 16 августа 2018 года ФСИН предложила создать службу поддержки для освободившихся из колоний).

Один из примеров, которые он приводит, — благотворительная программа «Рождественская елка Ангела», в рамках которой верующие передают детям людей, находящихся в тюрьме, подарки, а их родителям посылают открытки и письма.

Как рассказывает Лункин, «этот проект приветствуется многими подразделениями УФСИН, потому что способствует созданию нормальной психологической среды» — и продолжается до сих пор.

«В протестантских приходах достаточно бывших осужденных, которые хорошо понимают, как нужно работать с недавно освободившимися, — продолжает Лункин. — Это опять же связано с тем, что в советские времена многие протестанты прошли через тюрьмы.

Создать такую группу при православном храме гораздо сложнее — это могут негативно воспринять другие прихожане».

Эксперт считает, что отстранение протестантских священнослужителей от посещения колоний может привести к большему количеству рецидивов, что особенно скажется на обстановке в регионах с большим количествам тюрем, — например, Коми или Мордовии, — но и на всей стране в целом.

«[В начале 1990-х] нам пришлось много увещевать наших прихожан, чтобы они изменили свое отношение к людям, которые в прошлом совершили преступление или были законченными наркоманами», — добавляет глава РОСХВЕ Ряховский.

По его словам, увещевания помогли, и вопрос о том, «нужны ли церкви „бывшие“», сейчас уже никто не ставит.

Ряховский считает, что без работы протестантских центров реабилитации уровень преступности в стране был бы гораздо выше: по его данным, таких организаций сейчас по стране около семисот, а людей, которые стали евангельскими христианами, находясь в местах лишения свободы, — несколько тысяч.

Источник: https://meduza.io/feature/2018/08/20/rossiyskie-protestanty-godami-poseschali-lyudey-v-tyurmah-teper-ih-tuda-ne-puskayut

Гонения на христиан в мире. Досье

Сколько всего протестантов в мире

ТАСС-ДОСЬЕ. 12 февраля 2016 г. в Гаване, в аэропорту имени Хосе Марти, состоится первая в истории встреча глав Русской православной и Римско-католической церквей — патриарха Кирилла и папы римского Франциска. По словам руководителя отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополита Волоколамского Илариона, тема гонений на христиан станет на переговорах центральной.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Когда был назначен патриарх Кирилл

Преследование христиан в мире

По данным международной правозащитной христианской организации Open Doors, в настоящее время христиане являются самой многочисленной группой жертв межрелигиозных конфликтов. Притеснениям подвергаются более 100 млн человек примерно в 100 странах мира. Каждый год свыше 100 тыс. погибают в результате религиозных конфликтов.

Ежегодно Open Doors публикует список, содержащий перечень стран, в которых чаще всего преследуют и нарушают права христиан. В 2015 г. в этот список вошли 50 стран, 14 из них — страны Ближнего Востока и Персидского залива, 16 — африканские государства.

Одним из самых проблемных регионов с точки зрения преследований христиан является Ближний Восток – колыбель учения Христа. В последние годы в связи с непрекращающимися вооруженными конфликтами и преследованиями со стороны исламистов наблюдается массовый исход христиан из Сирии и Ирака и Египта.

Однако сегодня уже нельзя говорить о дискриминации религиозных меньшинств как о локальных, единичных инцидентах. Помимо Ближнего Востока эта тревожная тенденция отмечается и в ряде африканских стран. В связи с деятельностью террористических группировок, таких как «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ), «Боко харам», «Аш-Шабаб» и др.

, в регионе Африки южнее Сахары фиксируется стремительный рост случаев насилия и дискриминации христиан.

Положение христианских общин вызывает крайнюю озабоченность ООН. 2 марта 2015 г. на полях 28-й сессии Совета ООН по правам человека в Женеве состоялась международная конференция «Положение христиан на Ближнем Востоке». 13 марта 2015 г. 65 государств выступили с совместным заявлением «В поддержку прав человека христиан и других общин, в особенности на Ближнем Востоке». Документ был подготовлен по инициативе России, Ватикана и Ливана.

Ирак

В Ираке самая многочисленная христианская конфессия представлена Халдейской католической церковью. Также на территории страны действуют Антиохийская православная, Сиро-яковитская, Сирийская католическая и Армянская апостольская церкви.

В начале 2000-х гг. в Ираке проживали около 1,5 млн христиан, что составляло порядка 5% населения страны. К 2014 г. их численность сократилась в 10 раз (до 150 тыс.), что стало следствием войны и непрекращающихся террористических атак со стороны исламских радикалов. После захвата в июне 2014 г.

части территории Ирака террористической группировкой «Исламское государство» христиане второго по величине города Ирака — Мосула — оказались в катастрофическом положении. К моменту вторжения боевиков в город там проживали 35 тыс. последователей христианской церкви (в 2003 г. — 60 тыс.).

Джихадисты, объявившие Мосул столицей «Исламского халифата», поставили им ультиматум с требованием перейти в ислам или платить ежемесячный специальный налог для немусульман («джизья») в размере 250 долларов США. В противном случае террористы угрожали убить всех христиан города.

В результате почти все мосульские христиане бежали в Иракский Курдистан. Также почти полностью опустел христианский город Каракош, насчитывавший 50 тыс. жителей.

В настоящее время на территориях, подконтрольных боевикам ИГ, мирное население подвергается арестам, пыткам и жестоким казням, в том числе через распятия на кресте.

Сирия

В Сирии христианская община представлена Антиохийской и Сиро-яковитской православными церквями, а также Армянской апостольской, Мелькитской и Маронитской католическими церквями.

До начала гражданской войны в 2011 г. в стране проживали примерно 2 млн христиан (ок. 10% от общей численности населения страны). Уже в 2012 г. их доля, по некоторым оценкам, сократилась до 8%. В 2012-2014 гг. страну покинули еще один миллион христиан.

Из Хомса бежало практически все христианское население — около 140 тыс. человек. Оставшиеся были почти полностью уничтожены боевиками.

Террористы используют широкий арсенал методов устрашения: похищения, насильственное обращение в ислам, пытки, изнасилования, публичные казни.

В декабре 2013 г. были похищены 12 православных монахинь и четыре послушницы из монастыря святой Феклы во главе с игуменьей матерью Пелагеей (Сайяф), впоследствии монахинь удалось освободить.

До сих пор нет сведений о судьбе похищенных в апреле 2013 г. христианских архипастырей: иерарха Антиохийской православной церкви митрополита Алеппского Павла и митрополита Сирийской ортодоксальной церкви Григория Иоанна Ибрагима (в декабре 2015 г. в СМИ появились неподтвержденные данные об их казни). На захваченных территориях исламисты, как и в Ираке, нередко вводят для немусульман налог «джизья».

С марта по июнь 2014 г. исламскими экстремистами был осажден сирийский город Кесаб, населенный преимущественно этническими армянами-христианами. Город понес значительные разрушения, тысячи семей были вынуждены покинуть свои дома.

22 февраля 2015 г. боевики ИГ учинили расправу над представителями христианской ассирийской общины в окрестностях города Телль-Тамер на северо-западе Сирии. Боевики сожгли десятки домов мирных жителей, а также две древние христианские церкви.

По данным Русской православной церкви, за время гражданской войны в Сирии исламские боевики разрушили около 400 христианских храмов.

Египет

В Египте проживает крупнейшая христианская община Ближнего Востока — порядка 8-10 млн человек. Абсолютное большинство принадлежит к Коптской православной церкви и около 100 тыс. — к Коптской католической церкви.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Что такое духовная пища

Гонения и акты насилия против христиан участились после начала «арабской весны» в январе 2011 г. Особенно ожесточенный характер они приняли в 2013 г. во время противостояния между правительственными силами и «Братьями-мусульманами».

В период правления Мухаммеда Мурси (2012-2013) нападениям подверглись более 200 зданий, принадлежащих христианским общинам (в первую очередь, коптам). По данным Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, за 2013 г. общее число беженцев из Египта достигло 13 тыс., около 90% из них составляли копты.

После отстранения Мурси от власти египетские христиане продолжали опасаться агрессии со стороны его сторонников-исламистов.

15 февраля 2015 г. боевики группировки «Джунуд вилайет Тарабулус» («Солдаты провинции Триполи»), присягнувшей на верность лидеру ИГ, распространили видеозапись с казнью 21 копта, захваченного ими в плен в Ливии. В этой же видеозаписи боевики объявили войну христианству.

Нигерия

В Нигерии христианство начало распространяться европейскими миссионерами с XIX  в. В настоящее время христиане (католики и протестанты) составляют примерно 40% верующих, а мусульмане — 50% (общая численность населения страны – 180 млн). В основном христиане проживают в южных штатах страны. По данным Open Doors, на преимущественно мусульманском севере из порядка 70 млн человек христианство исповедуют примерно 27 млн. 

Межконфессиональные конфликты разгорались в Нигерии неоднократно. По мнению экспертов, их основная причина связана с социально-экономическими проблемами. В частности, столкновения происходят из-за споров за обладание плодородной землей и водными ресурсами.

Эскалация насилия произошла в 2009 г., когда активизировалась деятельность террористической группировки радикальных исламистов «Боко харам» (создана в 2002 г.). Ее цель — установление на территории Нигерии шариатского государства. В числе постоянных объектов террористических атак «Боко харам» христиане и их церкви. В 2011 г.

наиболее громкий теракт был совершен 25 декабря во время празднования католического Рождества. Боевики подорвали церкви в городах Мадалла, Даматуру, Джос, в результате чего погибли порядка 100 человек. В начале января 2012 г. «Боко харам» выдвинула ультиматум христианам, проживающим на севере страны, потребовав, чтобы они течение трех дней перебрались на юг.

По данным СМИ, только за один месяц около 90 тыс. человек были вынуждены покинуть свои дома и бежать в южные штаты. Несмотря на это, «Боко харам» продолжила насильственные действия. По сведениям Open Doors, в 2013 г. жертвами боевиков стали 1,7 тыс. приверженцев христианской веры, в 2014 г. — 2,5 тыс., включая женщин и детей.

На тот момент среднее число жертв среди христианского населения в Нигерии было самым высоким в мире — примерно семь человек в день.

По оценкам экспертов американского Института Гейтстоуна, с 2011 г. экстремисты «Боко харам» уничтожили более тысячи христианских церквей в Нигерии.

Источник: https://tass.ru/info/1355736

Опрос: в США ощутимо сокращается число христиан

Сколько всего протестантов в мире
Правообладатель иллюстрации European Photopress Agency Image caption Крестный ход на Бруклинском мосту, Нью-Йорк

За последние семь лет значительно уменьшилось число американцев, которые относят себя к христианам, свидетельствуют результаты нового опроса.

Исследовательский центр Пью сообщает, что в 2014 году христианами назвали себя 71% опрошенных, в то время как в 2007 году этот показатель составлял 78%.

За этот же период выросло — с 16 до 23% — число тех, кто не исповедует никакой религии. Это ни много ни мало 56 миллионов жителей США.

Они стали второй по численности группой после занимающей первое место протестантской общины страны.

США по-прежнему остаются родиной самой крупной христианской общины в мире — в среднем семь человек из десяти относят себя к той или иной христианской конфессии.

Исследовательский центр Пью проводил опросы о религиозных верованиях в 2007 и 2014 годах. Каждый раз было опрошено по 35 тысяч человек.

Почему христиан становится меньше

По словам сотрудников центра, снижение числа христиан объясняется прежде всего тем, что стало меньше людей, исповедующих либеральный протестантизм и католицизм. Эта тенденция прослеживается во всех регионах США, среди всех возрастных и демографических групп.

Ряды последователей христианства поредели за последние семь лет примерно на пять миллионов человек.

Однако есть региональные различия. На юге на вопрос: «Какой религии вы придерживаетесь?» — 19% опрошенных ответили «никакой». На северо-востоке этот показатель составил четверть населения, а на западе неверующих оказалось больше всего — 28%.

Грег Смит, руководивший данным исследованием центра Пью, говорит, что результаты опроса свидетельствуют о значительных качественных изменениях среди тех, кто не связывает себя ни с какой религией.

По сравнению с 2007 годом эта группа населения стала более активной и организованной, создавая политические группы, которые провозглашают, что религии нет места в общественной жизни.

Христиане в США

  • Те, кто отождествляет себя с христианством: 70,6%
  • Протестанты: 46,5%
  • Евангелическая церковь: 25,4%
  • Католики: 20,8%
  • Либеральные христиане: 14,7%
  • Мормоны: 1,6%
  • Свидетели Иеговы: 0,8%
  • Другие ответвления христианства: 0,4%

Данные Исследовательского центра Пью, США

Источник: https://www.bbc.com/russian/international/2015/05/150512_usa_christians_numbers_decline

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Духовная жизнь
Какую религию исповедуют в Израиле

Закрыть