Что такое русская идея в философии

«Русская идея» — философия и история концепции

что такое русская идея в философии

«Русская идея» как концепт национального самосознания стала смыслообразующим принципом для многих русских философов, писателей, каждый из которых развил в этом понятии свое специфическое видение.

Русская идея как понятие

По сути своей, во всей своей истории «русская идея» проявилась не как строгое понятие, а скорее, как символ, смыслообраз или метафора, которые соответствовали национальным поискам смысла бытия народа в мировом контексте и его сущности.

На обыденном уровне под этим ноуменом  понимается совокупность представлений, образов, чувств, которые связаны или отображают глубинное содержание русской ментальности и роль России в мировой истории.

История и содержание понятия (концепта) «русской идеи»

Известно, что первым использовал это понятие Ф.М.Достоевский, когда в 1861 году писал:

«Мы предугадываем, что характер нашей будущей деятельности должен быть в высшей степени общечеловеческий, что русская идея, может быть, будет синтезом всех тех идей, которые с таким упорством, с таким мужеством развивает Европа в отдельных своих национальностях».

Таким образом, концепт «русская идея» содержательно вмещает в себя смысловые особенности специфики национального самосознания, а время его «формирования» принято относить к периоду Московского государства, считающегося в духовном плане «золотым веком русской святости». Именно тогда в религиозной и художественной жизни, которые были теснейшим образом переплетены, и возникли, проявились особенности нашей духовной культуры, впоследствии ставшие определяющими в развитии отечественного самосознания и духовной жизни в том числе.

Особенности русского самосознания

К их числу относят:

ставший «глубинно» близким нашей духовной культуре и воспринятый ею из Византии. Учение св.

Григория Паламы – исихазм – появившееся в поздневизантийский период, с его идеями мистического единения с внечувственным миром, умной молитвы, возможностями восприятия энергии Бога, молчаничества и т.д. оказалось «родственным» русским исканиям.

Позже именно этот мистицизм и мистическая направленность культуры с её органичным соединением «рацио» и «чувства» определили, в том числе, и меньшую расчлененность в нашей духовной жизни — по сравнению с Европой

появившийся уже в отечественных летописаниях и ставший затем в теории «Москва- третий Рим» полноценным религиозно-космическим концептом культуры. С историзмом также связана еще одна идея национального самосознания России, которая впоследствии получила и свое философское обоснование, а именно: идея соборности.

выведший признание красоты как безусловную ценность. Он нашел проявление не в одной лишь художественной жизни страны, но и в отношениях людей к слову, в философии, в морали.

Так, отечественный мыслитель А.Ф.

Лосев отмечал специфику русской философии, в том числе и в том, что в ней:а) преобладает выражение идей не в системно-абстрактных понятиях, а преимущественно – в образах, символах посредством слова художественной литературы;б) прослеживается теснейшая связь с действительной жизнью;в) обнаруживается противостояние картезианскому «рацио», как к механическому и бездушному мышлению;г) проявляется внимание, большей частью, к проблемам духовным.

Среди ученых существует единое мнение, что наиболее полное выражение русской специфики дано в идее всеединства мира (образ Софии) в учении В.С.Соловьева. (подробнее здесь).

В своей одноименной статье мыслитель определяет идею национального самосознания не через человеческие поиски и устремления, а через божественный произвол, когда национальная идея

Соловьев и русская идея

«есть не то, что нация сама думает о себе во времени, но то, что Бог думает о ней в вечности».

В.С.Соловьев выводит определение действия в истории трех сил:

  • Одну – центростремительную, подавляющую любое разнообразие, он называет характерной для Востока
  • Вторую – центробежную, дающую свободу индивидуализму, анархии и эгоизму – для Запада
  • И для третьей, интегрирующей или могущей «объединить» эти крайности и проявляющейся как высшее откровение – философ определяет славянство, как носителя.
ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Как приняли христианство в Армении

Именно русский народ обязан, по его представлениям, заложить основы такой всемирной теократии.
Если рассматривать русскую идею В.С.

Соловьева, то очевидно, что в условиях и контексте глобализации ее предназначение, в первую очередь, должно быть проявляемо исключительно в ценностном (аксиологическом) наполнении исторической миссии России.

Такой же позиции, которая противопоставляется национализму и четко разграничивается с национальной идеей, держится и Н.А.Бердяев в своем понимании русского самосознания.

Ознакомьтесь с нашей презентацией по этой теме:

Глобальное значение концепта «русская идея»

Идеи русского самосознания сегодня должны стать (и могут это сделать!) смыслообразующей и содержательной основой для нашей цивилизационной и культурной идентичности в эпоху глобализма. Русская идея изначально признает важнейшие положения:

  • О приоритете единства мира
  • Об универсальных ценностях бытия – свободе, справедливости, терпимости, братстве, ненасилии, солидарности и т.д.

И в этих основах она созвучна мыслям всех великих ученых, пророков, мыслителей, определявших общее выше любых различий и любовь выше всего другого.

Вам понравилось? Не скрывайте от мира свою радость — поделитесь

Источник: http://velikayakultura.ru/istoria-kultury/russkaya-ideya-filosofiya-i-istoriya-kontseptsii

Русская идея как философско-исторический и религиозный феноменТекст

что такое русская идея в философии

Рецензент

д-р филос. наук, зав. кафедрой истории русской философии МГУ проф. М. А. Маслин

Научный редактор

канд. богословия, канд. филос. наук В. П. Лега

Предисловие

Данная книга является скорее научным изданием, ориентированным на специалистов по русской идее и русской религиозной философии, нежели на широкий круг читателей.

После многих лет исследовательской, преподавательской работы я проникся убеждением в важности и, более того, необходимости пронизывать работу методологией, т. е. исходными принципами, обосновывающими доказательность проблем, их правомерность и актуальность.

Мне представляется необходимым отреагировать на спорные вопросы, волнующие меня и, я в этом убежден, многих наших соотечественников.

В частности, таких как дискредитация русской философии и девальвирование национальной русской идеи в современном обществоведении и мировоззренческом формировании интеллигенции и студенчества.

К тому же, на мой взгляд, актуально осветить в теоретико-практическом плане ряд вопросов и проблем, не получивших достаточного, а в некоторых случаях принципиального отражения в литературе:

1. Исследовать восхождение к русской идее в познании и исследовании не автономно, локально, а в философско-историческом плане, рассмотреть ее в контексте проблемы национальной идеи в принципе.

2. Типологизировать национальную идею и обосновать ее основные типы (локальная, интегральная, национально-историческая) на примерах социокультурной истории некоторых европейских стран и России.

3. Рельефно типологизировать феномен национализма, ставший для многих однозначно реакционным, антипатриотичным понятием.

4. Высветить по возможности феномен национальной идеи в философско-исторических концепциях мыслителей Запада и России.

5. Обосновать критерий истинного патриотизма, до сих пор спорной и острой проблемы.

6. Проанализировать динамику национального сознания России на материале содержания Великой Отечественной войны.

7. Доказать уникальность русской национально-исторической идеи как идеи российской, не имеющей аналогов во всемирной истории.

8. Рельефно обосновать общность исторической судьбы русского народа и других народов России.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Молебен что это такое

9. Продолжить аргументацию на новом материале бессмертной теории «Москва – Третий Рим».

10. Представить диалектику локальных, интегральных идей, их относительную автономность в составе единой русской идеи на материале истории России в разных ее периодах.

11. Выразить и обосновать содержательную структуру русской идеи не традиционно, а инновационно и, самое главное, осветить и доказать тотальный охват основных компонентов русской идеи, ее национальной культуры христианским, духовно-нравственным мировоззрением.

Собственно методологический аспект

Анализ русской идеи в контексте философии истории может вызвать вопрос: нет ли здесь определенного умаления научно-теоретической значимости собственно проблемы русской идеи? Более того, не предполагает ли предложенное название освобождения проблемы русской идеи от самостоятельного теоретико-методологического статуса?

Ответ однозначен: не умаляется ни теоретико-историческая, ни практическая значимость столь острого и чрезвычайно значимого феномена духовной жизни России. Тем более что в русской философии, в общественной мысли отечества русской идее уделено значительное внимание. И неслучайно, конечно, большинство русских религиозных философов посвятили этой проблеме многие из своих творений.

Основной творческий мотив обращен именно к русской идее. Рассмотрение же проблемы национальной идеи в принципе предваряет, подготавливает выход к русской идее, и не только к ней. Это и побудило рассматривать проблематику русской идеи как продолжение и развитие исходной и определяющей темы о национальной идее в философско-историческом контексте.

Поясню замысел. Прямой, непосредственный, локальный анализ феномена русской идеи, что характерно для подавляющего большинства прошлых и современных трудов, думается, творчески непродуктивен.

Во-первых, абстрагирование от проблемы национальной идеи логически направляет анализ русской идеи на автономную методологию. Ведь русская идея по своей сути национальная идея.

Без выяснения сущности и содержания национальной идеи, ее функций, типологии философско-историческое рассмотрение проблемы русской идеи не будет полноценным. Нельзя забывать, что русская идея – это национальная идея российской цивилизации и глубина ее природы «завязана» на статус национальной идеи в принципе.

Поэтому исследовательский выход на проблему русской идеи предполагает экстраполяцию основных параметров национальной идеи на русскую идею.

Во-вторых, проблема русской идеи вне анализа национальной идеи не получает полноценного содержательного основания. В этом случае происходит своего рода автономизация исследовательского процесса. Дело в том, что анализ проблемы национальной идеи предполагает постановку целого ряда вопросов, ответы на которые с необходимостью «работают» и на выяснение характера русской идеи. В частности:

– национализм и патриотизм и в этой связи типология национализма (реакционного и прогрессивного; последний идентичен патриотизму; острота дискуссий не утихает);

– национальное сознание и самосознание народа;

– типология национальной идеи;

– национальный идеал, национальный дух и национальная мечта;

– национально-психологические черты народа и выдающихся персоналий;

– духовно-нравственное содержание национальной идеи;

– субъекты национальной идеи, их дифференциация и духовный облик;

– духовная культура;

– национальное достоинство и др.

В дальнейшем названные вопросы будут раскрыты или затронуты с учетом специфики русской идеи.

В-третьих, жесткое отграничение русской идеи от национальной не позволяет рассматривать проблему русской идеи в контексте философско-исторического подхода. Ведь национальная идея пронизывает историю человечества, вписываясь в содержательную структуру каждой цивилизации.

Соответственно основные параметры русской идеи не могут не соотноситься с исторической национальной спецификой других цивилизаций. Автономизация русской идеи неизбежно ведет к ее определенной оторванности от всемирно-исторического процесса.

В таком случае и Россия не вписывается в цивилизационный подход к истории человечества.

Понятие специфики подменяется понятием автономии. И уж тут Россия оказывается неким цивилизационным «островом» в пространственно-временных цивилизационных просторах. Но это противоречит религиозно-философскому аспекту, утвердившемуся в России. Полагаю, что и для ряда западных философов истории «островной подход» к любой цивилизации неприемлем (Освальд Шпенглер, Арнольд Дж. Тойнби, Карл Ясперс и, возможно, другие мыслители).

Что же касается русской религиозной философии, то ее лейтмотивом давно (вспомним «Слово о законе и благодати» киевского митрополита Илариона, XI в.) выступает (по логике) тенденция обоснования относительной, но объективной связи русской национальной самобытной идеи с национальными тенденциями, идеями других исторических миров.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Как звали богов Египта

Забегая вперед, вспомним «Русскую идею» В. С. Соловьева (1888) (на русском языке доклад опубликован в 1909 г. в журнале «Вопросы философии и психологии»): сущность русской идеи совпадает с христианским преображением жизни, построением ее на началах истины, добра и красоты.

Смысл понимания русской идеи Соловьевым гармонировал со всем строем его философии всеединства. Наряду с идеей Ф. М. Достоевского о «всемирной отзывчивости» русской души (речь о Пушкине 8 июня 1880 г.

), о всемирном единении народов «Русская идея» Соловьева заняла значительное место в развитии русской философской мысли.

Е. Н. Трубецкой в статье «Старый и новый национальный мессианизм» (1912) писал, что наряду с культурой каждой нации существует всеобщее достояние человечества, универсальный «огненный язык», доступный «величайшим проповедникам, творцам искусства и мыслителям»[1].

И. А. Ильин весьма своеобразно отреагировал на идею Соловьева, Достоевского, Трубецкого. Общечеловеческое, христианское сознание, по Ильину, может быть найдено не посредством «интернационализма» и «антинационализма», а через углубление своего «духовно-национального лона» до того уровня, где «живет духовность, понятная всем векам и народам»[2].

И, наконец, книга Н. А. Бердяева «Русская идея». В ней содержится обобщающий анализ русской общественной мысли. Главный акцент сделан на национально-культурологическом наследии России. Книга Бердяева, ставшая настоящей сенсацией в

Европе (с 1947 г.), явилась своего рода приглашением мыслителям Запада искать объединяющие Россию и Запад социокультурные идеи.

Резюмируя собственно методологический аспект, подчеркну ведущий творческий мотив. Анализ проблемы национальной идеи «работает», хочется думать, не только на выяснение сущности и содержания русской идеи, но и на философско-историческую «панораму». Философия истории человечества, в ее цивилизационно-типологическом подходе, приобретает целенаправленно-конкретный характер. В единстве с другими проблемами важнейшее направление философского мировоззрения – философия истории – обогащается.

В России на государственном уровне национальная (русская) идея не декретирована. Страна живет в идейном вакууме. Даже в Конституции не нашлось места для ее формулирования в адекватной для великой страны форме. Программные документы политических партий обходят идейный базис нации стороной. В лучшем случае ему посвящаются экзотические передачи по телевидению, отдельные статьи в журналах и текущих периодических изданиях.

Подобный индифферентизм в верхних эшелонах власти обусловливает определенный негативизм в настроениях части интеллигенции и других социальных групп. Доминируют две тенденции: во-первых, убеждение в том, что в многонациональной и многоконфессиональной стране акцент на русской идее может нарушить единство Федерации; во-вторых, необоснованное отождествление русской идеи с русским народом, дающее основание говорить о панславизме, шовинизме и русском национализме.

Подобные воззрения, к сожалению, не единичны и неслучайны. Более того, они имеют место в гуманитарной научной среде и соответственно в отдельных слоях студенческой молодежи.

Резюмируя вышеизложенное по целевой установке темы

Источник: https://www.litres.ru/v-i-gidirinskiy/russkaya-ideya-kak-filosofsko-istoricheskiy-i-religioznyy-fenomen/chitat-onlayn/

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Духовная жизнь
Что означает имя Тома

Закрыть