Почему Папа Римский Бенедикт XVI отрекся от престола

Почему отрекся папа римский

Почему Папа Римский Бенедикт XVI отрекся от престола

Stefano Rellandini / Reuters

Отречение папы – даже из лучших побуждений – вещь не для всех похвальная. Самой праведной жизни папа Целестин V отрекся в XIII веке, чтобы простым монахом молиться о своих грехах. Церковь причислила его к лику святых, а современник Данте отправил в ад: если ты хороший глава церкви, ты не имеешь права оставлять престол, потому что преемник может быть хуже тебя. Иоанн Павел II считал себя хорошим главой церкви и поступал по Данте. А Бенедикта XVI, как выяснилось, в себе сомневался.

Достаточно послушать дрожащий старческий голос, которым папа произносит латинский текст отречения, чтобы понять, что про слабое здоровье – это серьезно. Но и у Иоанна Павла в последние годы служения здоровье было слабее некуда. Это не стало поводом для ухода, наоборот, иерархия его поддерживала и сама держалась за популярного папу.

Дело, конечно, не в здоровье, а в том, что Бенедикт мог почувствовать: он не достиг и малой доли популярности предыдущего папы. Не знаю, позволено ли папам самолюбие, но дело ведь не только в нем.

Римская церковь – именно благодаря догмату о папстве – очень персоноцентрична. Меньшая популярность нынешнего папы по сравнению с предыдущим выглядела как меньшая популярность самой церкви, как тенденция, как отрицательная динамика для всего католичества.

А тенденция – в его случае от большей народной любви к меньшей – важнее фактов.

У последней черты

Бенедикт был лично не виноват в том, что он менее популярен. Прежнего папу избрали молодым, бодрым, неугомонным, он объездил весь мир прежде, чем состарился. Нового папу избрали уже стариком.

А может быть, и виноват. Бенедикт был гораздо консервативнее Иоанна Павла. А мир за время понтификата обоих последних пап становился только либеральнее. 

У этого консерватизма была и объективная причина.

Энергичный Иоанн Павел за долгое время своего правления сделал столько жестов открытости и новизны – входил в мечети и синагоги, извинялся за крестовые походы и осуждение евреев, за преследование ученых и сожжение Бруно, за инквизицию и процессы над ведьмами, называл другие христианские церкви сестрами, – что почти не оставил ничего такого своему преемнику.

Сделав все шаги – хоть и смелые, и новые, но все-таки не самые радикальные – и отойдя ко Господу, Иоанн Павел оставил Бенедикта у самых red-lines, у границ, которые сам не решился переступить и никто из пап не мог бы переступить без скандала. Это вопросы о женатом духовенстве, о женском священстве и другие, еще более радикальные, на которые существовал общественный запрос, но нет ответа.

Но Бенедикт XVI, еще будучи епископом Ратцингером, сам слыл консерватором. К этому обязывала и любимая им работа: главы конгрегации по вопросам вероучения, бывшей святой инквизиции, от которой новое ведомство унаследовало функцию надзора за единомыслием в церкви.

Трудности дипломатии

Став папой, Бенедикт XVI совершал консервативные жесты. Любил латинский язык – о своем намерении отречься он объявил кардиналам на классической латыни, любил послужить в старинном расшитом золотом облачении. Иоанн Павел служил в светлом, легком, без позолоты.

Иоанн Павел пытался дружить со всеми. Бенедикту достался другой характер и другая эпоха, когда, например, обострились противоречия между христианством и исламом.

Он не стал скрывать западных претензий к исламу, во время лекции в Регенсбурге в сентябре 2006 года он впервые произнес слова о том, что у христианства и ислама есть философские противоречия в вопросах «связи между насилием и верой».

И на свою беду процитировал жившего в XIV веке и противостоявшего Османской империи византийского императора Мануила II Палеолога: «Покажите мне, что нового принес Мухаммед, и вы увидите злые и бесчеловечные вещи, такие как приказы мечом нести веру». 

Что после этого началось – понятно, за цитату он извинился. Но в декабре того же года поехал в Стамбул, где, одновременно с извинениями, потребовал равенства для христиан Востока.

Мысль его была проста: никаких двойных стандартов, если на Западе мусульмане требуют, чтобы к ним относились в соответствии с западными идеалами терпимости, то и Восток не должен отказывать христианам в аналогичных правах у себя.

А для этого Запад «должен перестать прятать свою христианскую идентичность» из боязни обидеть иноверцев. Все это так было не похоже на благостные времена Иоанна Павла.

Поехав в Африку, Бенедикт высказался против презервативов, а бороться со СПИДом предложил с помощью воздержания и верности. Африканские политики выразили протест.

В другой раз он высказался в том смысле, что культура коренных индейцев Америки никак не пострадала от прихода католицизма, а, наоборот, только выиграла. И вообще, христианизация Америк не была насильственным насаждением чуждой культуры.

Теперь протестовали латиноамериканские политики, с Чавесом и Моралесом в первых рядах, и индейские организации. Папа извинился – сказал, что про страдания индейцев тоже нельзя забывать.

Две в одной

И опять же: тенденции важнее фактов. Никакой церковной реакции при Бенедикте не наступило, церковь оставалась той же, какой была при Иоанне Павле. Но из-за того, что он не совершал новых жестов свободы и, напротив, говорил и вел себя как больший консерватор, сложилось впечатление, что церковь отползает куда-то назад, во времена до Иоанна Павла.

Внутри церкви на это был определенный спрос. В церкви всегда есть спрос на такие вещи. Церковь, кроме всех прочих своих функций, везде и всегда – ковчег для консерваторов. Но за пределами церкви это восприняли настороженно.

Общество вне церкви становилось свободнее, добрее, терпимее к людям и не понимало, почему церковь, которая ведь про добро и любовь, не хочет добреть вместе с ним.

С другой стороны, в напуганной миграцией и терроризмом Европе и Америке и вне церкви появился спрос и на слова про «христианскую идентичность», и на критику ислама. Приходилось разрываться. 

Внутри церкви тоже все было не так просто. И в нашей церкви множество людей совсем не консервативного склада, не понимающих, зачем Христу наше упорное следование не очень понятным мелочам и обычаям, некоторые из которых, конечно, весьма древние, но явно не восходят к евангельским заповедям. Эти люди хотят жить по максиме Августина: «В главном – единство, во второстепенном – свобода, во всем – любовь», и не понимают, почему от них требуют единства во всем, и во второстепенном тоже.

В общем, Бенедикт XVI столкнулся с довольно типичной для церкви ситуацией разномыслия, даже конфликта между ее свободолюбивой и консервативной частью. Свободомыслящая часть церкви хотела новых степеней открытости и новых реформ. Консервативная – застыть и не двигаться, а лучше – забрать назад излишки свободы, дарованные прежним папой.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Как звали всех 12 апостолов

Бенедикт XVI – не московский патриарх. Взять и заткнуть одних и объявить церковью только других он не мог – просто по совести и по – вот удивительно – недостатку реальных полномочий: западное общество давно устроило себя так, что даже Папе в собственной церкви там не все позволено. Но и стоять старику на разъезжающихся опорах было неудобно.

Это мы живем в ситуации небольшой национальной церкви, когда даже дела других православных нам мало известны и мало интересны. Мы плохо представляем себе, что такое быть членами и главой действительно всемирной церкви. Это значит, что у тебя в пастве, с одной стороны, народы богатые, развитые, терпимые, свободные и требующие от тебя свободы. Католики Западной Европы, Англии, США, сравнивающие себя с местными протестантскими церквями, где так много уже само собой разумеется.

С другой стороны, твоя же паства – более консервативные восточные европейцы и латиноамериканцы, мачо и матроны, которые с некоторым ужасом взирают на вольности собратьев-католиков в Европе. А есть еще ультраконсервативные католики из стран совсем третьего мира – Африки, Индонезии, Индии, где представление о том, что такое правильный католицизм, накладывается на племенные традиции, кастовую систему и мысли о неприличности не то что развода, а вдовства.

И надо быть предстоятелем их всех.

Равнодействующая сила

Источник: https://republic.ru/posts/l/896102

Бенедикт XVI перестанет быть Папой Римским: отречение и последняя речь

Почему Папа Римский Бенедикт XVI отрекся от престола

Сегодня Папа Римский Бенедикт XVI в 20:00 по местному времени (22:00 по нашему времени) отречется от престола.

Церемония отречения

Бенедикт XVI в четверг за несколько часов до отречения от престола попрощается с кардиналами, сообщают римские СМИ.

Эта прощальная аудиенция состоится в 11:00 по местному времени (13:00 по Минску). После этой встречи, Папа в сопровождении швейцарских гвардейцев и высокопоставленных кардиналов, покинет Апостольский дворец и будет доставлен на автомобиле к вертолетной площадке.

В 17:00 (19:00 по Минску) вертолет с понтификом на борту направится в сторону летней папской резиденции Кастель Гандольфо.

Предполагается, что Бенедикт XVI проживет в ней около двух месяцев, а затем, по завершению всех подготовительных работ, переселится в монастырь Mater Ecclesiae на территории Ватикана, в котором он намерен прожить до скончания своих дней.

Около 17:30 по местному времени (19:30 по Минску) понтифик с балкона своей летней резиденции в последний раз обратиться к верующим. Это будет последнее публичное появление Бенедикта XVI в качестве предстоятеля римской католической церкви.

Вечером швейцарская гвардия прекратит охрану Бенедикта XVI и покинет летнюю резиденцию понтификов около Рима, где глава Ватикана намерен поселиться после отречения, тем самым символично обозначив прекращение полномочий Папы.

Жизнь после престола

После отречения от престола Йозеф Ратцингер получит титул «почетный понтифик римско-католической церкви» и к нему можно будет обращаться «Ваше Святейшество». Кроме того, Бенедикт XVI продолжит носить белую рясу, но заменит традиционные для понтифика красные туфли на коричневые лоферы (кожаные тапочки ручной выделки), сделанные для него в Мексике и преподнесенные ему во время визита понтифика в эту страну в 2012 году.

Именной золотой перстень Бенедикта XVI с его личной печатью, также известный как «кольцо рыбака» (в память о том, что каждый Папа Римский является наследником апостола Петра, который был рыбаком), будет разбит специальным серебряным молотком в присутствии кардиналов. Со времен Средневековья к этому обряду прибегают, чтобы исключить возможность фальсификации документов в период выборов нового Папы, хотя сейчас это, скорее, дань традиции.

Отрекшись от престола, Бенедикт XVI намерен вести изолированный образ жизни. Он не будет участвовать в управлении церковью и полностью посвятит свое время молитве и размышлениям. Однако, по словам старшего брата понтифика монсиньора Георга Ратцингера, в случае необходимости бывший Папа будет с радостью давать консультации своему преемнику.

Твиттер-аккаунт @Pontifex после ухода Бенедикта XVI обновлять не планируют. До избрания нового папы свои сообщения в сети Твиттер Ватикан будет публиковать через аккаунт госсекретаря @TerzaLoggia.

В новую резиденцию Бенедикта XVI, расположенную на северо-западе Ватикана, переедет его гигантская библиотека (на момент избрания Йозефа Ратцингера на папский престол в ней насчитывалось 20000 книг), пианино и кошки. Здоровьем понтифика продолжат заниматься доктора Ватикана, прислуживать ему, как и прежде, будут несколько немецких монахинь.

Отречение Бенедикта XVI стало неожиданностью даже для его близких соратников. О решении понтифик сообщил 11 февраля, объяснив его тем, что у него не хватает сил, чтобы эффективно руководить католической церковью.

По сообщениям итальянских СМИ, последние два года Бенедикт XVI действительно имел серьезные проблемы со здоровьем. В частности, около трех месяцев назад понтифик перенес операцию на сердце, предполагавшую замену кардиостимулятора. Как сообщается, ее проведение держалось в строжайшей тайне. Кроме того, личный врач папы даже рекомендовал ему ограничить количество полетов на самолете из-за состояния здоровья.

Между тем, ряд СМИ считает, что отречение Бенедикта XVI связано с «гей-скандалом» в Ватикане. Понтифик получил доклад, содержащий компрометирующие сведения о злоупотреблениях влиятельных ватиканских кардиналов. Доклад якобы был направлен на шантаж главы католической церкви, поэтому Бенедикту XVI пришлось покинуть престол. Официальные источники Ватикана не подтверждают информацию о докладе, но и не опровергают ее.

Прощальная речь

Вчера Бенедикт XVI выступил с эмоциональным обращением к верующим в ходе своей последней официальной аудиенции. Эта речь стала последней, произнесенной им в качестве главы Римско-католической церкви.

На площади Святого Петра собралось более 150 тыс. человек, чтобы послушать понтифика. Накануне Римская епархия призвала всех верующих принять участие в предстоящем мероприятии.

«Мы приглашаем всех верующих принять участие в этом знаковом моменте в жизни Римско-католической церкви и нашей епархии, чтобы еще раз выразить нашу привязанность и преданность святому отцу и чтобы помолиться с ним и за него Господу Богу, вечному настоятелю церкви», – говорилось в заявлении Римской епархии, составленном от имени кардинала Агостино Валлини.

На время проведения мероприятия итальянские власти усилили меры безопасности в окрестностях Ватикана и непосредственно на площади Святого Петра. Для обеспечения правопорядка было задействовано более 3 тыс. человек.

Когда Папа прибыл к Апостольскому дворцу на белом «папамобиле», площадь уже была заполнена людьми. Толпа встретила главу Ватикана аплодисментами, а когда чуть позднее он вышел на балкон дворца, на площади, заполненной тысячами людей, воцарилась абсолютная тишина. И лишь затем последовали слова Папы.

Бенедикт XVI выразил уверенность, что католическая церковь и ее последователи находится на правильном пути. Он вспомнил как моменты «радости и света» своего служения, так и тяжелые времена. Папа также поблагодарил паству за поддержку его решения отречься от престола.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Кто такие волхвы в библии

«Братья и сестры, спасибо, что вас здесь собралось так много. Я поистине взволнован. Я вижу, что католическая церковь жива», – сказал он. «Я чувствую, что Господь направляет нашу церковь на правильный путь», – добавил понтифик.

В ходе своего пребывания на папском престоле он переживал как радостные, так и сложные моменты, поделился с верующими Бенедикт XVI. Папа добавил, что даже в трудные времена никогда не чувствовал себя одиноким, ощущая поддержку кардиналов и других служителей церкви. Он поблагодарил их за понимание и поддержку его трудных решений, принятых им за восемь лет папства.

Папа вновь подчеркнул, что принял решение отречься от престола «не ради себя, а ради блага церкви». Он отметил, что это решение далось ему непросто. «Любить Церковь также означает иметь мужество сделать трудный выбор, предполагающий страдание, но совершенный во благо Церкви, а не для себя «, – сказал он.

Бенедикт XVI дважды упомянул день своего вступления на престол – 19 апреля 2005 г., подчеркнув, что обещания, данные тогда, были даны навсегда, поэтому говорить о возвращении к какой-либо частной жизни невозможно, так как понятия privacy для него больше нет. Он добавил, что останется до конца своих дней с Церковью, служа ей молитвами.

В конце речи Папа поблагодарил всех: кардиналов, начиная с Государственного секретаря Ватикана Тарчизио Бертоне, дипломатов, различных членов церкви, а также всех тех, кто выполнял трудную работу по разъяснению обществу позиции Ватикана по различным вопросам – отношения со СМИ в период его служения не всегда были безоблачными.

Собравшиеся на площади Святого Петра несколько раз прерывали его выступление аплодисментами, а в конце скандировали имя понтифика.

Вакантный престол

С момента отречения нынешнего предстоятеля Римско-католической церкви в Ватикане будет введен режим «вакантного престола». Конклав, на котором будет выбран преемник папы римского Бенедикта XVI, как ожидается, стартует в марте, однако Бенедикт XVI не будет принимать в нем участие, чтобы не влиять на исход.

Среди наиболее вероятных претендентов на пост нового Папы Римского СМИ называют 65-летнего кардинала из Ганы Питера Терксона, 67-летнего кардинала из Канады Марка Уэлле, 80-летнего кардинала из Нигерии Фрэнсиса Аринзе, 77-летнего итальянского кардинала Тарчизио Бертоне, 71-летнего кардинала Анджело Скола.

Последний случай отречения понтифика от престола произошел в 1415 году – тогда свой пост покинул Папа Григорий XII. По кодексу канонического права, Папа Римский имеет право самостоятельно принять решение об отречении без какого-либо утверждения кем-либо. Единственным условием его отречения является свободная воля Папы.

Источник: https://interfax.by/article/99468/

Свобода от Бога

Почему Папа Римский Бенедикт XVI отрекся от престола

— Знаете, просто от плохого самочувствия папы обычно не отрекаются, — российский историк Александр Марей далеко не единственный, кто сильно сомневается в том, что официальное объяснение, данное Бенедиктом XVI относительно собственного отречения, было исчерпывающим.

— История знала несколько подобных случаев, все они давно поросли травой — последний относится к 1415 году, — но каждый раз это было вызвано внешними обстоятельствами практически непреодолимой силы. И почти всегда истории были довольно темными и неприглядными. Что касается того, что такая возможность прописана в каноническом праве Да, прописана, но здесь все очень неоднозначно.

Не думаю, что такой аккуратный законник, как Йозеф Ратцингер, пошел бы на этот шаг, не будь ситуация крайне серьезной

Жертва Ватиликса

23 мая 2012 года камердинер папы Бенедикта XVI Паоло Габриэле ждал гостей. Один из сотрудников полиции впоследствии признался итальянской прессе, что он вел себя так, будто был предупрежден о готовящемся аресте. А может, чувствовал, что ниточки все равно ведут к нему.

В квартире синьора Габриэле обнаружили десятки документов, пропавших из личных покоев понтифика, которые, попав в итальянскую прессу, спровоцировали крупнейший скандал в современной истории Святого престола. Из конфиденциальных писем, обращенных к папе, финансовых отчетов и других бумаг следовало, что некоторые иерархи церкви отмывали десятки миллионов евро, другие предавались гомосексуальным утехам, а кто-то и вовсе совмещал то и другое.

Некоторые кардиналы к тому времени уже тихо ушли со своих постов, руководители Института по делам религии, фактически выполняющего роль госбанка Ватикана, проходили по делу об отмывании денежных средств. Дело получило звучное название «Ватиликс». Самого Габриэле обвинили в воровстве.

— Я хотел избавить церковь от зла, мошенничества, коррупции и вернуть Ватикан на истинный путь, — твердил бывший камердинер понтифика накануне и во время суда.

Результаты психиатрической экспертизы давали противоположные результаты: одни специалисты утверждали, что Габриэле страдает «параноидальными проявлениями», другие — что он абсолютно здоров. 6 октября 2012 года его приговорили к 18 месяцам тюрьмы.

А 17 декабря, по версии авторитетной итальянской газеты La Repubblica, на стол Бенедикту XVI легли два 300-страничных тома в красных бархатных обложках, из которых следовало, что масштаб катастрофы куда серьезнее. Под Рождество понтифик отправился в тюрьму к Габриэле и помиловал его, отсидевшего чуть больше двух месяцев. А еще через два месяца ушел с папского престола.

Война компроматов

Узнав о секретном докладе, итальянские журналисты носятся с версией, что именно он заставил понтифика принять решение. Якобы он понял, что неспособен противостоять деструктивным силам внутри церкви, и не желает покрывать их темные дела.

В ходу, правда, и менее романтическая версия. Согласно ей, Габриэле «слил» документы не сам, а по наущению самого Бенедикта XVI, который тем самым хотел подорвать всевластие римской курии — группы кардиналов, которые, по сути, составляют ватиканский кабинет министров.

Наконец, согласно третьей гипотезе, Ватиликс тут ни при чем — компромат нашелся на самого понтифика или кого-то из его ближайших соратников. И под угрозой придания его огласке Бенедикт XVI согласился снять с себя папскую тиару.

В одном согласны практически все: в Ватикане творятся темные дела, которые так или иначе связаны с отречением понтифика. Более того, можно утверждать, что определенную роль здесь играют светские итальянские политики. Близость некоторых из них, например Сильвио Берлускони, к римской курии давно стала притчей во языцех.

Тот же Берлускони немало взбудоражил общество, заявив: «Я верну вам папу». Кое-кто даже подумал, что политик говорит о себе. Так, монах брат Ецои Баталья написал на своей странице в Фейсбуке: «Папа объявляет о своей отставке Берлускони пользуется этой возможностью и становится одним из кандидатов Рай для всех и всеобщее отпущение грехов»

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Чей покровитель Сергий Радонежский

Шутка, конечно, но очевидно, что альянс публичных политиков и некоторых кардиналов попытается провести в новые понтифики кого-то из своих. Или даже какого-нибудь африканского епископа без связей в Риме, авторитета в епископате и возможности влиять на реальные события, но зато благодаря цвету кожи прекрасно подходящего на роль живого символа перемен на потребу либеральной публике.

Наконец ясно, что какие бы интриги ни плелись в тиши ватиканских кабинетов, это лишь вершина айсберга. Его подводная часть — глубокий кризис католической церкви, и историческое значение отречения Бенедикта XVI в том, что оно побуждает искать корни этого кризиса.

Последний Крестовый поход

В ожидании возможного избрания чернокожего африканского иерарха его уже сравнивают с восхождением в 1978 году на папский престол польского епископа Кароля Войтылы — чужака, который встряхнул Ватикан, а вместе с ним и весь мир.

Но те, кто приводит такое сравнение, забывают, что за Иоанном Павлом II стояла мощная поддержка внешних сил, как минимум политическая, а вполне возможно, и материальная.

Речь прежде всего о США, которые были кровно заинтересованы в понтифике-антикоммунисте, готовом возглавить «воинство Христово» в священной войне против советских безбожников. С уготованной ролью он справился блестяще.

— Идейная победа над коммунизмом, которая предшествовала победе политической, — говорит немецкий церковный журналист Йозеф Славински, — была одержана во многом благодаря тому, что коммунизм перестал восприниматься как авангардная идеология и роль путеводного маяка поспешил перехватить старый добрый Запад.

Католическая церковь приноровилась к этим изменениям одной из последних, но это стало, возможно, важнейшей психологической точкой в геополитическом противостоянии: если даже косный авторитарный неповоротливый Ватикан оказался подвержен либеральным изменениям, что вообще может удержать в коммунистических кандалах?

Проблемы начались, когда социалистический блок пал, а Советский Союз распался. Какую роль должна теперь играть католическая церковь, было неясно. Покаяние Иоанна Павла II перед евреями и налаживание контактов с мусульманами — это все хорошо и прогрессивно, но интересно главным образом самой церкви, внутри которой, к слову, шли весьма бурные дебаты по поводу целесообразности подобных действий.

Но никто не собирался пускать католицизм в политическую жизнь, никто не собирался советоваться с церковью по глобальным вопросам — после победы над коммунистами можно было наконец спокойно насладиться небывалыми достижениями технологической цивилизации, и от Ватикана вновь повеяло чем-то неуловимо архаичным. Католицизм сделал свое дело — католицизм может уйти.

Где христианской Троицей по-прежнему интересуются, так это в Латинской Америке, а с некоторых пор еще и в Африке, и, главное, в бурно развивающейся Юго-Восточной Азии. Более половины католиков сегодня проживают за пределами Европы.

Для Ватикана это исторический шанс обновить собственную социально-политическую доктрину или, точнее, опробовать ее гуманистические установки, декларируемое стремление к борьбе с нищетой и войнами там, где это действительно нужно: не в сытой и мирной Европе, а в развивающихся странах.

Но для этого нужно резко расширить границы своей пасторской ойкумены, а с выполнением этой задачи у ватиканских иерархов возникли большие проблемы.

— Что в этом удивительного? — говорит итальянский политик-социалист Джульетто Кьеза. — Итальянские кардиналы, те, что верховодят в Ватикане, — это в массе своей дряхлеющие на глазах геронтократы, которых интересует даже не Европа, а исключительно Италия, где у них все активы и средства. Кто будет следующим премьером: Берлускони, Монти, Проди — вот что им важно Какая уж тут Латинская Америка

Когда избранный понтификом пожилой немецкий кардинал Йозеф Ратцингер взял себе имя Бенедикт XVI, сразу стало ясно, что по крайней мере в ближайшие годы ничего нового ожидать не приходится: это имя отсылало к Бенедикту Нурсийскому — родоначальнику западного монашества, считающемуся святым покровителем Европы. Как бы тесен ни был современный мир, разница между западной и незападной повесткой слишком велика. И когда папа заявляет, например, о том, что «государство в основном выполнило свою миссию по организации социальной работы», эти слова в Париже, Сан-Паулу и Найроби звучат совершенно по-разному.

В современном мире католическая церковь потерялась, и Бенедикт XVI попытался вернуть ее, так сказать, на родную европейскую почву. Тут-то и выяснилось, что и она зыбка как никогда.

Похожий на Палпатина

Не успел Йозеф Ратцингер в 2005 году стать папой, как сразу же прослыл в широком общественном мнении консерватором и чуть ли не реакционером. Вообще говоря, это с самого начала было немного странно, ведь олицетворением прогресса и либерализации считался Иоанн Павел II, а немецкий епископ на протяжении многих лет был его ближайшим советником в делах вероучения, фактически «секретарем по идеологии», эдаким Александром Яковлевым при ватиканском Горбачеве.

Так Бенедикт XVI впервые столкнулся с неумолимыми медийными законами, которые в конечном счете сделали невозможным его пребывание на папском престоле.

После обаятельного, улыбчивого, открытого для публики Иоанна Павла трудно было вообще найти кого-то, кто на его фоне не показался бы публике более закрытым, догматичным, ортодоксальным. А Йозеф Ратцингер к тому же, до того как стать папой, возглавлял Конгрегацию доктрины веры — историческую наследницу инквизиции, а «инквизитор» в глазах не слишком разбирающейся в богословских тонкостях публики — это клеймо на всю жизнь.

Припомнили ему даже недолгую службу в вермахте. И, наконец, главное: во времена медийной демократии публичность, открытость, жизнь «нараспашку» по умолчанию считаются свидетельством прогрессивности, и келейный богослов, увлеченный комментариями к Священному Писанию, а не журнальными интервью и публичными проповедями, не мог не вызвать подозрений в  смертном грехе недостаточного либерализма.

— На самом деле и Иоанн Павел, и Бенедикт были детьми одного и того же революционного поколения — поколения Второго Ватиканского собора, — поясняет поэт Ольга Седакова, хорошо знакомая с обоими понтификами. — Но общественность и нецерковные СМИ понимают либерализм предельно функционально — как согласие на рукоположение геев, женское священство. Не согласен — и ты уже записан в реакционеры.

В эпоху, когда имидж — все, Йозеф Ратцингер оказался явно несовременен.

— Шутки шутками, но свою роль сыграло даже его внешнее сходство с императором Палпатином — темным властелином из «Звездных войн», в первые же недели его понтификата обнаруженное интернетчиками, — уверен Йозеф Славински.

Диагноз Европе

Медийный мир нутром чуял чужака. В энцикликах, проповедях, статьях без особой помпы, но весьма настойчиво он проводил одну и ту же мысль: современная западная цивилизация переживает глубочайший за несколько веков кризис смыслов, и преодолеть его в рамках исключительно светского, просвещенческого мировоззрения никак не получится.

Источник: https://expert.ru/russian_reporter/2013/08/svoboda-otboga/

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Духовная жизнь
Как бог создал адама и еву

Закрыть